+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Незаконное использование товарного знака посредством реализации товара, имитирующего товарный знак

Введите ваш e-mail:

Что нужно знать продавцу о незаконном использовании товарного знака

Бюро переводов ТРАНСЛЕКС: точный юридический перевод и лингвистическое сопровождение бизнеса »»

В рамках конференции «Методы защиты от незаконного использования товарного знака в сфере торговли» патентные поверенные из фирмы «Интеллект Патент» поделились своим опытом в области борьбы с контрафактом.

Как отметил патентный поверенный Сергей Шулов, контрафактным является товар, этикетка, упаковка товара, на которой незаконно используется товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. При этом незаконным использованием товарного знака признается его использование без согласия правообладателя на территории РФ в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован. Незаконным является размещение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения на товаре, этикетке, упаковке товара, который производится, предлагается к продаже, продается, демонстрируется на выставках и ярмарках или иным образом вводится в гражданский оборот на территории РФ; хранится или перевозится с целью продажи; размещается на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот, а также используется в сети Интернет, в частности в доменном имени, и при других способах адресации.

Таким образом, предложение к продаже и реализация товаров с незаконно размещенным на них товарным знаком являются самостоятельными видами нарушений исключительных прав правообладателя. Поэтому в отношении продаваемых товаров продавцу необходимо получить от поставщика следующие документы:
1. Копию Свидетельства на товарный знак или копию лицензионного договора, закрепляющего за продавцом право на использование товарного знака в отношении продаваемых товаров. Необходимо учитывать, что лицензионный договор в обязательном порядке подлежит регистрации в Роспатенте. Без регистрации указанный договор считается недействительным.

2. Копию сертификата соответствия на товар, заверенную в установленном порядке. Данный документ напрямую не имеет отношения к праву на использование товарного знака, однако косвенно подтверждает законность происхождения товара.
3. Надлежащим образом оформленные документы на поставку соответствующих товаров (договор поставки, накладные, счета-фактуры и т. д.).Кроме того, в договор поставки следует включать положение, в соответствии с которым поставщик гарантирует законность происхождения товаров, правомерность использования на товарах товарного знака, а также обязуется возместить покупателю в полном объеме убытки и издержки, связанные с возможными претензиями контролирующих органов в отношении поставленных товаров.

Вместе с тем, необходимо учитывать следующий момент. Не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия. Соответственно, если товар введён в торговые сети с согласия правообладателя или непосредственно им самим, дальнейшее продвижение его по цепочке реализаторов уже не будет нарушением прав на товарный знак. По-мнению Сергея Шулова, чтобы покупателю-продавцу товара на 3-4 звене продвижения товара по цепочке «Производитель — крупный опт – мелкий опт — розница» быть уверенным в подлинности товара, необходимо, чтобы документация, сопровождающая товар, подтверждала его подлинность и, в идеале, отражала его путь, вкупе с прописанной его поставщиком гарантией подлинности товара. Минимальный набор подтверждающих документов должен состоять, как минимум, из трёх документов – Заверенной копии Свидетельства на товарный знак, заверенной копии Сертификата качества, в котором указано наименование производителя, отражённое также в копии Свидетельства на товарный знак, и Договора поставки, включающего пункт об ответственности поставщика за подлинность товара.

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ С РАЗРЕШЕНИЕМ СПОРОВ О ЗАЩИТЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ПРАВ (Часть 11)

III. Права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий

  1. Незаконное размещение нескольких разных товарных знаков на одном материальном носителе является нарушением исключительных прав на каждый товарный знак.

Арбитражный суд кассационной инстанции отменил решение арбитражного суда первой инстанции и постановление арбитражного суда апелляционной инстанции в части размера компенсации, удовлетворил требования истца в полном объеме.

При этом арбитражный суд кассационной инстанции указал, что суды, взыскивая компенсацию в минимальном размере, не учли, что каждый из трех товарных знаков является самостоятельным объектом исключительных прав, подлежащих защите.

В соответствии с п. 3 ст. 1252 ГК РФ , если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации.

Пункт 3 статьи 1252 ГК РФ приведен в редакции Федерального закона от 12 марта 2014 г. N 35-ФЗ.

Размещение нескольких товарных знаков на одном материальном носителе в этом случае является нарушением исключительных прав на каждый товарный знак. В результате неправильного исчисления компенсации за незаконное использование принадлежащих истцу товарных знаков суды взыскали компенсацию за нарушение исключительных прав в размере ниже низшего предела, установленного подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ.

  1. Если защищаемые товарные знаки фактически являются группой (серией) знаков одного правообладателя, зависимых друг от друга, связанных между собой наличием одного и того же доминирующего словесного или изобразительного элемента, имеющих фонетическое и семантическое сходство, а также несущественные графические отличия, не изменяющие сущность товарных знаков, то нарушение прав на несколько таких товарных знаков представляет собой одно нарушение.

Арбитражный суд первой инстанции исковые требования истца удовлетворил в полном объеме. Разрешая вопрос о размере подлежащей взысканию компенсации, суд исходил из того, что ответчиком было допущено нарушение исключительных прав истца на два товарных знака, поэтому взыскал компенсацию фактически в размере четырехкратной стоимости контрафактного товара.

Отменяя решение арбитражного суда первой инстанции в части размера компенсации, арбитражный суд апелляционной инстанции указал, что защищаемые товарные знаки истца фактически являются группой (серией) знаков одного правообладателя, которые зависимы друг от друга, связаны между собой наличием одного и того же доминирующего словесного элемента, имеют фонетическое и семантическое сходство, а также несущественные графические отличия, не изменяющие сущность товарных знаков.

  1. Незаконное использование товарного знака посредством реализации товара, имитирующего товарный знак, является нарушением исключительных прав на такой товарный знак.

Арбитражный суд установил, что правообладатель не передавал ответчику права на использование товарного знака. Факт нарушения ответчиком исключительного права истца в результате реализации без согласия правообладателя товара – игрушки – подтверждается представленными в материалы дела доказательствами (видеозаписью реализации товара в торговой точке ответчика, товарным чеком, приобретенным товаром, приобщенным к материалам дела). При визуальном сравнении игрушки и персонажа, являющегося товарным знаком истца, установлено их сходство.

На основании п. 4 ст. 1515 ГК РФ за незаконное использование товарного знака правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации.

  1. При определении размера подлежащей взысканию компенсации суд не вправе по своей инициативе изменять вид компенсации, избранный правообладателем.

Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу о взыскании компенсации за незаконное использование комбинированного товарного знака. При расчете компенсации истец исходил из двукратного размера стоимости контрафактных товаров, произведенных и реализованных ответчиком (подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ).

Арбитражный суд первой инстанции исковые требования удовлетворил в части взыскания пяти миллионов рублей. Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено в силе. Суды посчитали, что в данном случае сумма компенсации не подлежит исчислению по правилам, установленным подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, так как на произведенных товарах незаконно размещен не сам товарный знак, а сходное с ним обозначение. В связи с этим суды применили подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ и взыскали компенсацию в максимальном размере.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, открытое акционерное общество является правообладателем комбинированного товарного знака, охраняемого свидетельством Российской Федерации. Судами установлено и ответчиком не оспаривалось, что общество с ограниченной ответственность в 2011 – 2012 гг. производило и вводило в гражданский оборот однородные товары, упаковка которых имела аналогичное цветовое решение и изображение.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и принял новое решение об удовлетворении иска по следующим основаниям. Нарушением исключительного права владельца товарного знака признается использование (размещение на товаре или упаковке) не только тождественного товарного знака, но и сходного с ним до степени смешения обозначения (п. 3 ст. 1484, п. 3 ст. 1515 ГК РФ).

Пунктом 4 ст. 1515 ГК РФ предусмотрены два типа компенсации, в равной мере применимых при нарушении исключительного права на товарный знак, и правообладатель вправе сделать выбор по собственному усмотрению. Поэтому размещение на контрафактных товарах обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком истца, позволяет правообладателю по своему выбору требовать взыскания компенсации в размере, предусмотренном подп. 1 либо 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, в том числе в двукратном размере стоимости данного товара. При этом вид компенсации не может быть изменен судом по своей инициативе, это может сделать только правообладатель (истец) до принятия по существу решения судом первой инстанции.

  1. Компенсация в соответствии с подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ (от 10 тыс. до 5 млн руб.) за незаконное использование товарного знака при введении в оборот товаров взыскивается за каждый случай нарушения. При этом одним случаем нарушения является одна сделка купли-продажи (оформленная одним чеком) независимо от количества проданных товаров, на которые нанесен один и тот же товарный знак, либо несколько последовательных сделок купли-продажи товара (оформленных отдельными чеками).

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак, выразившееся в незаконном использовании товарного знака при введении товаров в оборот.

В ходе рассмотрения дела установлено, что предприниматель продал носки в количестве пяти пар, колготки в количестве трех пар и одну шапку, при этом на каждый товар незаконно нанесен товарный знак истца. Купля-продажа товара оформлена одним чеком.

Суд кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции отменил, решение суда первой инстанции оставил в силе по следующим основаниям. Компенсация в соответствии с подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ (от 10 тыс. до 5 млн руб.) за незаконное использование товарного знака при введении в оборот товаров взыскивается за каждый случай нарушения. При этом одним случаем нарушения является одна сделка купли-продажи (оформленная одним чеком) независимо от количества проданных товаров и вида товаров, на которые нанесен один и тот же товарный знак.

  1. При выявлении сходства до степени смешения используемого ответчиком обозначения с товарным знаком истца учитывается общее впечатление, которое производят эти обозначение и товарный знак (включая неохраняемые элементы) в целом на среднего потребителя соответствующих товаров или услуг. Вместе с тем использование исключительно неохраняемых элементов товарного знака не может быть признано нарушением.

Гражданин, являющийся обладателем исключительного права на комбинированный товарный знак, содержащий словесное обозначение “ЯрРитуалСервис”, обратился в арбитражный суд с иском к О. о прекращении неправомерного использования принадлежащего ему товарного знака, содержащего словесное обозначение “Ритуал Сервис”, в обозначении похоронного дома “Ритуал Сервис” с удалением спорного словесного элемента с материалов, которыми сопровождается выполнение работ и оказание услуг, в том числе с документации, рекламы, вывесок, автотранспортных средств.

Это интересно:  Как оплатить кредит Хоум Кредит через интернет картой

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что предприниматели оказывают однородные услуги, а обозначение “Ритуал Сервис”, используемое ответчиком, сходно до степени смешения с товарным знаком истца, что свидетельствует о нарушении его исключительного права.

Отменяя решение и отказывая в иске, суд апелляционной инстанции руководствовался ст. 1483 ГК РФ и признал недоказанным нарушение исключительных прав истца, поскольку используемые ответчиком слова “ритуал” и “сервис” являются неохраняемыми элементами товарного знака, поэтому ответчик вправе использовать указанные слова для индивидуализации своей предпринимательской деятельности.

Отменяя постановление суда апелляционной инстанции и направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции указал на необходимость оценки и исследования сходства до степени смешения двух словесных обозначений, применяемых сторонами в отношении однородного вида деятельности на одной территории, с точки зрения их графического и визуального сходства, а также наличия доминирующего элемента.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации с выводами суда кассационной инстанции не согласилась, постановление суда кассационной инстанции отменила, оставив в силе постановление суда апелляционной инстанции.

Суды установили, что словесные элементы “Ритуал” и “Сервис” используются отдельно от других изобразительных элементов товарного знака и являются общепринятыми понятиями.

Вместе с тем использование другими лицами словесных элементов “Ритуал” и “Сервис”, в том числе для индивидуализации предпринимательской деятельности, в силу закона в любом случае не может признаваться нарушением исключительных прав, поскольку эти словесные элементы в комбинированном товарном знаке не обладают признаками охраноспособности.

При данных обстоятельствах указания суда кассационной инстанции на необходимость исследования сходства до степени смешения двух словесных обозначений не основаны на нормах права, поскольку неохраняемые элементы товарного знака не могут являться основанием, определяющим наличие или отсутствие сходства до степени смешения товарного знака, и обуславливать угрозу их смешения потребителями.

При выявлении сходства до степени смешения используемого ответчиком обозначения с товарным знаком истца учитывается общее впечатление, которое производят эти обозначение и товарный знак (включая неохраняемые элементы) в целом на среднего потребителя соответствующих товаров или услуг. Вместе с тем использование исключительно неохраняемых элементов товарного знака не может быть признано нарушением.

Незаконное использование товарного знака

Исключительное право использования товарного знака принадлежит непосредственно правообладателю. Соответственно, распоряжаться исключительным правом может только лицо, на чье имя зарегистрирован товарный знак. Без официального разрешения правообладателя использование товарного знака либо сходных с ним обозначений запрещено законом.

Лицо, незаконно использующее чужой товарный знак, может нести гражданскую, административную, а также уголовную ответственность.

Вместе с тем отметим, что российское законодательство предусматривает использование товарного знака иными лицами на законных основаниях – в рамках заключенного лицензионного договора между правообладателем и лицензиатом. Лицензионный договор дает право использования товарного знака в пределах условий соглашения, но не предполагает полного перехода исключительного права от правообладателя товарного знака к лицензиату. Лицензионный договор должен быть заключен в письменной форме и зарегистрирован в Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) (п. 2 ст. 1232 ГК РФ). Также в Роспатенте необходимо зарегистрировать любые изменения либо расторжение лицензионного договора.

Лицензионный договор, не зарегистрированный в государственных органах, считается недействительным!

Срок действия договора должен соответствовать сроку действия исключительного права на товарный знак. В случае, если срок действия лицензионного договора не определен, соглашение считается заключенным на 5 лет. Прекращение исключительного права на товарный знак предполагает одновременное прекращение договора. Лицензионный договор на товарный знак может быть двух видов:

  • исключительная лицензия – соглашение между правообладателем товарного знака и лицензиатом, дающее право использования средств индивидуализации без права выдачи лицензиаром лицензий другим лицам;
  • неисключительная лицензия — соглашение между правообладателем товарного знака и лицензиатом, дающее право использования средств индивидуализации с правом выдачи лицензиаром лицензий другим лицам.

Также, лицензия может быть:

  • полной — дающей право использования товарного знака на весь перечень товаров и услуг, определенных лицензионным договором;
  • частичной – дающей право использования товарного знака на определенную категорию товаров и услуг, отмеченных в договоре.

Для регистрации лицензионного договора необходимо предоставить следующие сведения:

  1. полная информация о правообладателе товарного знака (лицензиаре), соответствующая данным, указанным в Реестре товарных знаков РФ;
  2. полная информация о лицензиате (лицо, кому выдается лицензия на право использования товарного знака);
  3. предмет лицензионного договора с указанием номера свидетельства о государственной регистрации права на товарный знак и внесенными изменениями (при наличии таковых);
  4. вид лицензии (исключительная либо неисключительная, полная или частичная);
  5. срок действия лицензионного договора;
  6. территориальный охват действия лицензии (в случае отсутствия территории в договоре будет означать — действие лицензии распространяется на всей территории РФ);
  7. стоимость лицензионного договора (размер вознаграждения за право на товарный знак или использование авторского права);
  8. прочие условия, необходимые для использования результата интеллектуальной собственности – условия выплаты, условия для расторжения лицензионного договора, возможность выдачи сублицензии иным лицам, ответственность за нарушение товарного знака и другое.

Ответственность за незаконное использование товарного знака

Действующее российское законодательство предусматривает три основных вида ответственности за незаконное использование товарного знака.

Гражданская ответственность

Защита товарного знака регулируется статьей 1515 Гражданского кодекса РФ, в которой определено, что товары и их упаковки, этикетки, на которых имеется незаконная установка чужого товарного знака, являются контрафактными, подлежащими по требованию правообладателя изъятию из оборота и уничтожению за счет нарушителя. В случаях необходимости введения в оборот контрафактных товаров правообладатель товарного знака вправе потребовать удаления за счет нарушителя любых обозначений результатов интеллектуальной деятельности. Лицо, незаконно использовавшее исключительное право на товарный знак, должно незамедлительно удалить любые обозначения, сходные с товарным знаком до степени смешения, со всех информационных объектов, включая документацию, рекламные конструкции и вывески. Кроме того, правообладатель вправе потребовать от нарушителя возмещения убытков либо компенсации в размере, определяемом судом с учетом степени и характера нарушения:

  • от 10 тысяч до 5 млн рублей;
  • в двукратном размере стоимости товара, на котором был незаконно использован чужой товарный знак;
  • в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, с учетом цены, остановленной правообладателем за использование результата интеллектуальной деятельности на законных основаниях, то есть по лицензионному договору.

Защита товарного знака и иных результатов интеллектуальной деятельности подтверждается предупредительной маркировкой правообладателя. Лицо, которое использует предупредительную маркировку по отношению к товарам и услугам под товарным знаком, не зарегистрированным на территории РФ, несет ответственность в соответствии с действующим законодательством РФ. Вместе с тем, Гражданский кодекс РФ предусматривает и другие способы защиты товарного знака. Так, в соответствии со ст. 1252 ГК РФ защита исключительных прав может осуществляться путем предъявления требований правообладателя:

  • о пресечении любых действий, которые могут нарушать право использования товарного знака и иных результатов интеллектуальной деятельности — к лицу, которое совершает эти действия либо готовится их совершить;
  • о признании права на товарный знак — к лицу, которое не признает это право, действуя в противовес к интересам правообладателя;
  • о возмещении убытков — требование предъявляется к лицу, незаконно использовавшему право на товарный знак без заключения лицензионного договора и причинившему ущерб правообладателю;
  • об изъятии материального носителя – к изготовителю, хранителю, импортеру, перевозчику продавцу или иному распространителю (п. 5 ст. 1252 ГК РФ);
  • о публикации судебного решения о выявленном нарушении с указанием настоящего правообладателя – предъявляется к лицу, являющемуся нарушителем исключительного права на товарный знак и иные результаты интеллектуальной деятельности.

Кроме того, при нарушении исключительного права товарного знака в отдельных случаях правообладатель вправе выставлять требования к нарушителю о выплате компенсации при наличии доказательств факта нарушения, при этом обладателю не нужно будет доказывать размер убытков, причиненных нарушителем. Оборудование, иные устройства и материалы, используемые для совершения нарушения товарного знака либо иных результатов интеллектуальной деятельности, на основании судебного решения должны быть изъяты из оборота и уничтожены за счет средств нарушителя (исключения составляют случаи обращения таких товаров в оборот государства). При нарушении исключительного права на товарный знак, совершенного конкуренцией, защита результата интеллектуальной деятельности осуществляется в соответствии с нормами гражданского и антимонопольного законодательства. При неоднократном или грубом нарушении исключительного права на товарный знак на основании п. 2 ст. 61 ГК РФ судом может быть принято решение о ликвидации юридического лица (если нарушителем авторских прав является юридическое лицо) или о прекращении деятельности, как индивидуального предпринимателя (если нарушитель – физическое лицо, ИП), ст.1253 ГК РФ.

Административная ответственность

Борьба с незаконным использованием товарного знака предполагает не только существенные наказания, носящие материальный характер, но также и превентивные меры, способствующие предупреждению преступлений в данной области. В частности, речь идет о мерах административной ответственности. Административные правонарушения за незаконное использование товарного знака и иных результатов интеллектуальной деятельности регулируются нормами и правилами КоАП РФ. Так, на основании 14.10 Кодекса об административных правонарушениях РФ за названное нарушение предусмотрены наказания:

  • на физических лиц — от 5 000 до 10 000 рублей с полной конфискацией предметов, незаконно содержащих чужой товарный знак;
  • на должностных лиц – от 10 000 до 50 000 рублей с полной конфискацией предметов, незаконно содержащих чужой товарный знак;
  • на юридических лиц – от 50 000 до 200 000 рублей с полной конфискацией предметов, незаконно содержащих чужой товарный знак.

Согласно нормам статьи 14.10 КоАП РФ законодательство, в первую очередь, преследует цели защиты прав правообладателей на товарные знаки. Таким образом, юридическое лицо либо ИП, по факту деятельности которых было установлено незаконное использование товарного знака, будут нести административную ответственность с вынесением штрафа и конфискацией контрафактного товара, исключая возможность дальнейшего использования результата интеллектуальной собственности, принадлежащего настоящему правообладателю.

Это интересно:  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015г. № 43 О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности""

Отметим, что возбуждение административного производства в отношении правонарушителя в области незаконного использования чужого товарного знака возможно без заявления правообладателя либо лица, использующего права на товарный знак на законном основании.

Уголовная ответственность

Незаконное использование товарного знака может повлечь за собой также и уголовную ответственность, которая регулируется ст. 180 УК РФ. Так, незаконное использование права на товарный знак, в частности, нарушение защиты исключительного права правообладателя на результат интеллектуальной деятельности, при неоднократном совершении деяния, причинившего крупный ущерб, влечет за собой наказание в виде:

  • штрафа в размере до 300 000 рублей;
  • заработной платы ли иного дохода осужденного за последние 2 года;
  • обязательных работ на срок до 480 часов;
  • исправительных работ на срок до 24 месяцев.

Неоднократное незаконное использование предупредительной маркировки в отношении товарного знака, не зарегистрированного в РФ, при причинении крупного ущерба наказывается:

  • штрафом в размере до 120 000 рублей;
  • штрафом в размере заработной платы либо иного дохода осужденного за последние 12 месяцев;
  • обязательными работами на срок от 120 до 180 часов;
  • исправительными работами на срок до 12 месяцев.

Уголовная ответственность за незаконное использование исключительного права интеллектуальной собственности может быть возложена только в случае установления всех признаков состава уголовного преступления.

Если ввезли товар в ФОРМЕ товарного знака, это статья 7.12 или 14.10 КоАП? ВС РФ ответил на вопрос.

В нашей практике было несколько дел, когда импортер ввозил игрушки или товары, внешне схожие по своей форме с персонажем фильма, который при этом был зарегистрирован в качестве товарного знака.

Таможенный орган составлял протоколы как по статье 7.12 КоАП России так и по статье 14.10 КоАП России.

Безусловно доказывать нарушение авторских прав по статье 7.12 КоАП России ему было несколько сложнее.

При доказывании права на товарный знак по статье 14.10 КоАП России , требуется предоставить всего лишь свидетельство о праве на товарный знак.

При доказывании авторских прав требуется предоставить гораздо больше документов, а именно документы подтверждающие процесс создания объекта авторского права с указанием лица создавшего данный объект и документально подтвердить переход прав на созданный объект к конкретному правообладателю.

Значительная часть объектов создавалась за рубежом, что требовало легализовывать документы, апостилировать, переводить, тратить средства и время.

Куда проще принести лишь ссылку свидетельство и привлечь к ответственности по статье 14.10 КоАП России.

Верховный суд в Обзоре судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 г.), в пункте 34, сделал вывод, что незаконное использование товарного знака посредством реализации товара, имитирующего товарный знак, является нарушением исключительных прав на такой товарный знак.

Десятый арбитражный апелляционный суд

Анализ и обобщение судебной практики

Проект Обобщения судебной практики по вопросам применения законодательства о товарных знаках Направить отзыв

Проект Обобщения судебной практики по вопросам

применения законодательства о товарных знаках

Для обобщения использована судебная практика Десятого арбитражного апелляционного суда за период с 01.01.2010г. по 31.08.2011г.

1. При разрешении споров о запрете использования обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком истца, исковые требования не подлежат удовлетворению, если истцом не доказано несанкционированное использование товарного знака (факт правонарушения).

Компания обратилась в арбитражный суд с иском к ИП З., ИП Ш. об обязании ответчиков прекратить нарушение исключительных прав на товарный знак «RÖMER», в том числе прекратить хранение, предложение к продаже, продажу или иное введение в гражданский оборот товаров, на которых используется товарный знак «RÖMER».

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано.

Истец является правообладателем товарного знака «RÖMER», что подтверждается свидетельством на товарный знак РОСПАТЕНТА.

Согласно статье 1477 Гражданского кодекса Российской Федерации на товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак (статья 1481 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В обоснование исковых требований истец указал, что при осуществлении коммерческо-хозяйственной деятельности ему стало известно, что ИП З. и ИП Ш. в павильоне торгового центра хранят, предлагают к реализации и реализовывают продукцию, маркированную товарным знаком «RÖMER», без согласия правообладателя товарного знака, ранее введенную в гражданский оборот на территории РФ без такого согласия.

В качестве доказательства нарушения ответчиками исключительного права на товарный знак истец ссылается на Протокол осмотра вещественного доказательства, составленного нотариусом. Согласно данному Протоколу ответчик ИП З. совместно с ответчиком ИП Ш. осуществил реализацию детского автомобильного сиденья, маркированного товарным знаком «RÖMER».

Оценив в соответствии со ст.71 АПК РФ Протокол осмотра вещественного доказательства, арбитражный апелляционный суд пришел к выводу, что по форме и содержанию Протокол не соответствует требованиям «Основ законодательства РФ о нотариате».

Утверждение истца о том, что именно данный кассовый чек выдан при продаже детского автомобильного кресла, не является надлежащим доказательством, т.к. в кассовом чеке не содержится сведений о наименовании проданного товара.

Представленное истцом в материалах дела письмо о том, что автомобильное кресло с индивидуальным номером было произведено для отправки в Восточную Европу и не было предназначено для ввоза в Россию, не может рассматриваться в качестве доказательства того, что кресло, приобретенное у ответчика, выпущено в гражданский оборот на территории России без согласия Компании.

Постановлением апелляционного суда решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска оставлено без изменения.

2. В случае досрочного прекращения правовой охраны товарного знака исковые требования о защите исключительных прав на товарные знаки не подлежат удовлетворению.

Общество обратилось в арбитражный суд к Организации с иском о защите исключительных прав на товарный знак.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.

В обоснование исковых требований истец ссылается на то обстоятельство, что является обладателем исключительного права на товарный знак «Lafei Nier», зарегистрированный по свидетельству №328249, в отношении 35 класса МКТУ – продажа, реализация товаров народного потребления (текстильной промышленности) и использует его в целях продвижения джинсовой одежды торговой марки «Lafei Nier» на территории России. Ответчик вводит в оборот и реализует джинсовую одежду с изображением товарного товарных знаков «Lafei Nier», в отсутствие договора на право использования данного товарного знака.

Постановлением апелляционного суда решение суда первой инстанции отменено. В иске о защите исключительных прав на товарный знак отказано.

Арбитражный апелляционный суд пришел к выводу об отсутствии в настоящее время материально-правовых оснований для защиты прав истца на товарный знак «Lafei Nier», так как Решением Роспатента признано полностью недействительным предоставление правовой охраны товарному знаку «LAFEI-NIER» по свидетельству №228658.

В соответствии с п. 54 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №5, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 29 от 26 марта 2009 года «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой ГК РФ», решение Роспатента о признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку вступает в силу со дня его принятия. Такое решение влечет аннулирование товарного знака и соответствующего исключительного права с момента подачи в Роспатент заявки на рассмотрение товарного знака.

3. При установлении факта незаконного использования товарного знака его правообладатель вправе запретить нарушителю размещение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения на товарах, этикетках этих товаров, а также потребовать уничтожения контрафактных товаров, этикеток или упаковок этих товаров. При этом требования об изъятии из оборота и уничтожении контрафактных товаров не подлежат удовлетворению, если не представлены доказательства нахождения этих товаров у ответчиков или третьих лиц.

Компания обратилась в арбитражный суд с иском к ООО «Монолит Инвест», ООО «Вестлайн» о защите исключительных прав на товарный знак.

Решением суда первой инстанции в иске отказано.

Постановлением апелляционного суда решение суда первой инстанции отменено.

Апелляционный суд признал незаконными действия ООО «Монолит – Инвест» по ввозу на территорию Российской Федерации товара (минеральной воды) как нарушающие исключительные права Компании на товарный знак «EVIAN».

Суд отказал в удовлетворении требований об обязании ответчиков: ООО «Монолит Инвест» и ООО «Вестлайн» уничтожить все товары, ввезенные на территорию Российской Федерации.

Исковые требования в указанной части не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Суду не представлены доказательства, подтверждающие, что у ответчиков: ООО «Монолит Инвест» и ООО «Вестлайн» находятся товары, маркированные товарным знаком, исключительные права на который принадлежат истцу.

Ввезенные ООО «Монолит Инвест» товары находятся на хранении ООО «Вестлайн» на основании решения таможенного органа о приостановлении выпуска до проверки законности ввоза ООО «Монолит Инвест» на территорию Российской Федерации товара, маркированной товарным знаком «EVIAN».

Принимая во внимание указанные обстоятельства, арбитражный апелляционный суд пришел к выводу, что ООО «Вестлайн» не является надлежащим ответчиком по требованию истца об обязании его уничтожить все товары.

Суд кассационной инстанции поддержал указанную правовую позицию арбитражного апелляционного суда.

4. Самым распространенным способом защиты исключительных прав на результаты интеллектуальной собственности является взыскание компенсации за незаконное использование чужого товарного знака.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к Организации о взыскании компенсации за незаконное использование ответчиком общеизвестных товарных знаков: словесного «LADA», изобразительного «Ладья в овале».

Решением арбитражного суда первой инстанции исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Постановлением апелляционного суда решение суда оставлено без изменения.

Оценив в соответствии со ст.71 АПК РФ изображение товарных знаков, принадлежащих истцу и обозначение товарных знаков в таможенной декларации, представленной ответчиком в таможенный орган, и сравнив их, арбитражные суды первой и апелляционной инстанции пришли к обоснованному выводу о наличии между ними сходства до степени смешения.

В частности, в сравниваемых товарных знаках «LADA» словесные элементы выполнены заглавными буквами латинского алфавита, в знаках применен совпадающий шрифт, позволяющий произвести эффект сохранения устойчивого восприятия у потребителей как продукции, выпускаемой ОАО «АВТОВАЗ».

Судами сделан вывод о том, что товарный знак ОАО «АВТОВАЗ» LADA и обозначение LADA, размешенное на товаре и в документации в отношении электрических усилителей звуковой частоты будут ассоциироваться у потребителей с обладателем исключительного права на общеизвестный товарный знак и вследствие этого могут ущемлять законные интересы правообладателя.

Согласно пункту 4 статьи 1515 Гражданского кодекса РФ правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

Это интересно:  Подтверждение гражданства РФ: как взрослому и ребенку подтвердить свой статус в стране?

2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации все имеющиеся в материалах дела доказательства, арбитражный апелляционный суд согласился с судом первой инстанции о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации за нарушение его исключительных прав на товарные знаки, исходя из таможенной стоимости задекларированных ответчиком товаров, а также из факта единичного случая размещения ответчиком изображения товарного знака в таможенной декларации.

Постановлением суда кассационной инстанции решение суда первой и постановления суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.

5. При взыскании в судебном порядке денежной компенсации за незаконное использование товарного знака размер компенсации определяется арбитражным судом исходя из конкретных обстоятельств дела, в том числе характера допущенного нарушения, степени вины нарушителя, срока незаконного использования чужого товарного знака, возможных убытков правообладателя товарного знака.

Правообладатель обратился в арбитражный суд с иском о защите исключительный прав на товарный знак.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.

Постановлением апелляционного суда решение суда оставлено без изменения.

Исковые требования заявлены на основании статей 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации и мотивированы тем, что ответчик незаконно использует товарные знаки, принадлежащие истцам, при маркировке одиннадцати позиций кондитерской продукции собственного производства.

Обозначения, используемые ответчиком в наименованиях, обертках конфет, упаковках кондитерских изделий, сходны до степени смешения с товарными знаками, зарегистрированными в отношении аналогичной продукции, исключительные права на которые принадлежат истцам.

Ответчик до настоящего времени не прекратил нарушение исключительных прав истцов по использованию принадлежащим им товарных знаков.

Суды установили, что в результате действий ответчика нарушаются права и законные интересы правообладателей и создается угроза смешения производителя однородной продукции в глазах потребителей.

В соответствии с пунктом 43.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 марта 2009 года № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.

В силу пункта 43.3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Определяя размер компенсации, подлежащей взысканию с ответчика в пользу каждого из истцов за незаконное использование каждого товарного знака, суды исходили из оценки совокупности фактических обстоятельств дела, характера и масштаба правонарушения, а также принял во внимание отсутствие доказательств причинения истцам убытков.

Постановлением суда кассационной инстанции решение суда первой и постановления суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.

6. Регистрация ответчиком доменного имени, включающего обозначение, идентичное товарному знаку истца, рассматривается арбитражными судами как нарушение исключительных прав на его товарный знак.

Компания Свотч АГ (Свотч СА) (Свотч Лтд) (Swatch AG) (Swatch SA) (Swatch Ltd) обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением к К. о пресечении нарушения прав на товарный знак и фирменное наименование Swatch.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.

Постановлением апелляционного суда решение суда оставлено без изменения.

Истец является правообладателем товарного знака «Swatch». Товарный знак «Swatch» зарегистрирован в соответствии с Мадридским соглашением о международной регистрации знаков и внесен в реестр законов Международного бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности, имеет международную охрану, в том числе и на территории Российской Федерации.

Согласно подпункту 5 пункта 2 статьи 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности, путем размещения товарного знака в сети Интернет, в том числе, в доменном имени и при других способах адресации.

Ответчик является администратором доменного имени «www.swatch.ru».

Доменное имя, используемое ответчиком, зарегистрировано позже регистрации товарного знака «Swatch» компании Свотч АГ (Свотч СА) (Свотч Лтд) (Swatch AG) (Swatch SA) (Swatch Ltd).

Страница с доменным именем «swatch.ru» фактически не используется ответчиком в сети Интернет.

Судебной практикой выработаны критерии, позволяющие определить нарушения статьи 10.bis Парижской конвенции и соблюдение честных обычаев в сфере регистрации доменных имен. Согласно данным критериям регистрация доменного имени может быть аннулирована, если будет доказано, что: доменное имя идентично или сходно до степени смешения с товарным знаком третьего лица; у владельца доменного имени нет каких-либо законных прав и интересов в отношении доменного имени; доменное имя зарегистрировано и используется недобросовестно.

При регистрации домена «swatch.ru» использовано словесное обозначение «Swatch», тождественное товарному знаку, принадлежащему истцу.

Суды обеих инстанций пришли к выводу, освоение Интернет пространства, в том числе российского, представляет очевидный коммерческий интерес для истца, как известной в мире компании и ее продукции.

В данное случае полное совпадение доменного имени второго уровня с товарным знаком истца является препятствием компании «Свотч АГ (Свотч СА) (Свотч Лтд) (Swatch AG) (Swatch SA) (Swatch Ltd) использовать свои товарные знаки в доменном имени второго уровня в российском сегменте сети Интернет.

Суд кассационной инстанции поддержал указанную правовую позицию.

7. Сам факт регистрации доменного имени, сходного до степени смешения с чужим товарным знаком, может служить подтверждением нарушения исключительных прав правообладателя на товарный знак.

Компания и Общество обратились в арбитражный суд с иском к Б. о запрете использовать (администрировать) доменное имя «pekkaniska.ru» в сети Интернет, обязании выплатить компенсацию за незаконное использование товарного знака «Pekkaniska».

Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано. При этом суд первой инстанции исходил из того, что сам по себе факт регистрации доменного имени, сходного с товарным знаком истца, не может служить подтверждением нарушения исключительных прав правообладателя товарного знака.

Постановлением апелляционного суда решение суда первой инстанции отменено.

Товарный знак Pekkaniska принадлежит истцам, которые используют его в целях продвижения, проката и продажи подъемного оборудования (платформы, краны, телескопические и иные погрузчики).

В Российской зоне Интернета доменное имя «pekkaniska.ru» администрировалось ответчиком, не имеющим отношения к бизнесу истцов и не получившим согласия от них на использование товарного знака в доменном имени «pekkaniska.ru», так как он не являлся владельцем одноименного товарного знака, и данное имя не отражает фирменного наименования компании ответчика.

Ответчик недобросовестно использовал товарный знак, принадлежащий истцам, своими действиями создал препятствия компании истцов для размещения информации о ней и ее товарах с использованием своего товарного знака на названном домене российской зоны Интернет и создал опасность введения потребителей продукции компании в заблуждение.

Такие действия ответчика могут быть квалифицированы как недобросовестная конкуренция, поскольку противоречат требованиям статьи 10 bis. Парижской конвенции по охране промышленной собственности, согласно которой актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах.

В силу ст.1252 ГК РФ одним из методов защиты исключительных прав является пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, – к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним.

Таким образом, достаточным фактическим обстоятельством для обращения за судебной защитой является установление только действий, создающих угрозу нарушения.

8. Нарушением закона является само по себе использование в доменном имени чужого товарного знака без разрешения правообладателя, вне зависимости от того, используется ли доменное имя для распространения информации о тех же самых товарах и услугах, в отношении которых зарегистрирован товарный знак.

Общество обратилось в арбитражный суд к К. с иском: о запрете использования в доменном имени technoshock.ru товарный знак technoshock и взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака.

Решением суда первой инстанции К. запрещено использовать в доменном имени товарный знак в отношении товаров 09 и 35 классов МКТУ, с ответчика взыскана также компенсация за незаконное использование товарного знака.

Постановлением апелляционного суда решение суда первой инстанции изменено в части запрета использования товарного знака лишь в отношении товаров 09 и 35 классов МКТУ.

Обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия. Вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом с точки зрения потребителя.

Доводы заявителя жалобы – К. о возможности использования доменного имени в отношении товаров и услуг, не указанных в свидетельстве на товарный знак, апелляционным судом отклонены, поскольку нарушением закона является само по себе использование в доменном имени чужого товарного знака без разрешения правообладателя, вне зависимости от того, используется ли доменное имя для распространения информации о тех же самых товарах и услугах, в отношении которых зарегистрирован товарный знак или же для других целей.

Суд кассационной инстанции поддержал указанную правовую позицию.

Статья написана по материалам сайтов: www.lawfirm.ru, zakoniros.ru, pravovedus.ru, free-ved.com, 10aas.arbitr.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector