+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Обзор судебной практики по делам о защите интеллектуальных прав

  1. Права на авторский контроль и надзор за реализацией архитектурного проекта, не будучи по своей правовой природе правомочиями в составе исключительного права, не предполагают возможность применения при их нарушении компенсаторного механизма, предусмотренного при нарушении имущественных авторских прав.

Ж. обратилась в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью, проектному институту о признании авторских прав, взыскании компенсации за их нарушение, компенсации морального вреда, указав, что ею был выполнен эскизный проект и разработка рабочей документации здания ветеринарной клиники. Полагала, что после окончания проектных работ в ходе реализации договора строительного подряда ей не была предоставлена возможность осуществления авторского надзора за строительством объекта.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен частично: признано авторское право Ж. на архитектурный проект, реализованный ответчиком в архитектурном объекте, строительство которого не завершено; в пользу Ж. взыскана компенсация за нарушение права на авторский надзор, а также компенсация морального вреда.

Апелляционным определением областного суда решение суда первой инстанции изменено, снижен размер взысканной компенсации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не согласилась с определением суда апелляционной инстанции, указав следующее.

При этом суд не учел, что правоотношения между сторонами возникли в период действия Закона, когда был заключен договор подряда и создан архитектурный эскиз, имели длящийся характер и на момент обращения Ж. в суд с иском авторское право регулировалось положениями ГК РФ.

Право на авторский контроль (п. 2 ст. 1294 ГК РФ) по своему содержанию не является имущественным правом, имеет своей целью при реализации создание дополнительной правовой защиты от искажения авторского замысла и целостности произведения. Это право участия в реализации проекта его автора (и только автора), которое не предназначено для передачи другому лицу. Таким образом, в рамках права на использование произведения (имущественного права) сформировано самостоятельное право, не носящее имущественный характер, а потому с учетом его правовой природы за его нарушение не может применяться компенсационный механизм, предусмотренный при нарушении имущественных прав автора.

Разрешая спор, суд указал, что ответчиком нарушено неимущественное право истца как автора архитектурного проекта.

При этом суд применил положения ст. 49 Закона, которые предусматривают взыскание компенсации за нарушение исключительных прав, являющихся имущественными.

Ссылка суда на то, что нормы четвертой части ГК РФ содержат аналогичные положения, которые позволяют применить компенсационный механизм, предусмотренный за нарушение имущественных прав, при нарушении права неимущественного, признана неправильной, поскольку нормы гражданского законодательства такой возможности не допускают.

Суд сослался также на положения ст. 25 Федерального закона от 17 ноября 1995 г. N 169-ФЗ “Об архитектурной деятельности в Российской Федерации”, в соответствии с которыми лицо, право которого нарушено при осуществлении архитектурной деятельности, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.

Порядок возмещения убытков предусмотрен ст. 15 ГК РФ. Размер убытков подлежит доказыванию стороной, полагающей, что они были ей причинены, чего при рассмотрении дела истцом сделано не было.

Исходя из принципа диспозитивности гражданского законодательства для реализации лицом своего права необходимо его (лица) волеизъявление, в связи с чем само по себе неосуществление Ж. права на авторский контроль не свидетельствует о нарушении его ответчиками.

Суд при разрешении спора не установил, предпринимала ли Ж. попытки реализовать свое право на авторский контроль, а также причины, по которым это право реализовано не было: в связи с препятствиями в осуществлении, чинимыми ответчиками, либо в связи с бездействием самого истца.

(Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2015 г. N 36-КГ15-2)

  1. Исключительное право на программу для ЭВМ, созданную в рамках исполнения установленных для работника (автора) трудовых обязанностей, первоначально возникает у работодателя, если иное не предусмотрено договором.

Б. обратился в суд с иском к ГУП о признании автором программ для ЭВМ, взыскании компенсации за нарушение исключительного права, указав, что работал на предприятии, входящем в состав ГУП, в должности инженера автоматизированной системы управления, предприятие использовало его программы для ЭВМ и не производило оплату за их использование, чем нарушило права Б. как автора.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным определением городского суда, исковые требования удовлетворены частично: Б. признан автором программ для ЭВМ, в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Судом установлено, что Б. работал в филиале ГУП с 1989 года в качестве инженера автоматизированной системы управления, с декабря 1990 года по сентябрь 2011 года – в должности начальника отдела автоматизированной системы управления.

Согласно трудовому договору Б. был обязан выполнять требования должностной инструкции, единого тарифного квалификационного справочника, правил внутреннего трудового распорядка, коллективного договора и других нормативных актов.

Из положений инструкции следовало, что в служебные обязанности истца входило осуществление руководства по внедрению аппаратно-программных проектов по совершенствованию управления производством на основе современных средств вычислительной техники, коммуникаций и связи; участие в составлении технических заданий по созданию автоматизированной системы управления предприятием и отдельных подсистем; разработка мероприятий по повышению качества и надежности автоматизированной системы управления предприятием, расширению сферы ее применения, модернизации применяемых технических средств, а также совершенствование организации и подготовки задач управления производством.

Договоров об использовании служебного произведения, на основании которых Б. могла осуществиться оплата такого использования, сторонами не заключалось.

Таким образом, суд пришел к выводу, что в соответствии с требованиями действовавшего законодательства у Б. не имелось оснований претендовать на вознаграждение.

Кроме того, судом установлено, что разработку программ истец осуществлял для их использования на предприятии с привлечением технических ресурсов предприятия и самостоятельно внедрял разработанные программы в производственную деятельность возглавляемого им отдела, программы использовались только на предприятии и со времени увольнения истца не используются.

При таких обстоятельствах суд отказал в удовлетворении требований о взыскании компенсации за нарушение исключительного права истца.

(Решение Тверского районного суда г. Москвы от 21 ноября 2012 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 марта 2013 г.)

  1. Автор произведения определяется на основе законодательства, действовавшего на момент создания данного произведения.

Г. обратился в суд с иском к организации, Л. о признании музыкальных произведений, выраженных в объективной форме в виде нотных записей в ряде музыкальных произведений, их составными частями и имеющими по отношению к ним самостоятельное значение; признании за ним (истцом) права на получение доходов в размере 50% от совместного использования с Л. этих музыкальных произведений как за соавтором данных произведений; обязании Л. выплачивать ему (истцу) доходы в размере 50% в случае совместного использования музыкальных произведений; обязании организации соблюдать личные неимущественные права авторов на имя при воспроизведении и распространении материальных носителей, содержащих фонограммы музыкальных произведений, мотивируя свои требования тем, что данные музыкальные произведения были созданы совместным трудом с Л. в 1988 году. Его (истца) непосредственный вклад заключался в сочинении самостоятельных мелодий, которые позже вошли в указанные музыкальные произведения. В дальнейшем те части произведений, автором которых он является, исполнялись им самостоятельно публично в виде инструментальных пьес. Он (истец) является членом Общероссийской общественной организации “Российское авторское общество” (РАО) с 1989 года и за прошедший период в РАО зарегистрировал ряд произведений, в том числе инструментальные пьесы.

Решением суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, исковые требования Г. удовлетворены частично.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с выводами нижестоящих судов не согласилась по следующим основаниям.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции, руководствуясь положениями части четвертой (ее ст. 1228, 1257 – 1259) ГК РФ, введенной в действие с 1 января 2008 г., пришел к выводу о частичном удовлетворении исковых требований, исходя из того, что установлен факт создания отдельных музыкальных произведений Г. и того, что эти произведения являются составными частями произведений, по поводу которых возник спор, в связи с чем эти произведения суд в мотивировочной части решения признал созданными совместным творческим трудом Л. и Г., то есть в соавторстве.

При этом суд второй инстанции, соглашаясь с тем, что к спорным правоотношениям подлежит применению Гражданский кодекс РСФСР 1964 г., указал, что применение судом первой инстанции норм четвертой части ГК РФ не привело к принятию судом незаконного решения, поскольку позиция законодателя по вопросу регулирования соавторства в Гражданском кодексе Российской Федерации по сравнению с Гражданским кодексом РСФСР 1964 г. не изменилась.

Вместе с тем произведения, по поводу которых возник спор, созданы до 3 августа 1992 г.

С учетом разъяснений, содержащихся в п. 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2006 г. N 15 “О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах”, п. 2.2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26 марта 2009 г. “О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой ГК РФ” вопрос о том, кто является обладателем прав на произведение, должен быть разрешен в соответствии с нормами ГК РСФСР 1964 г.

Это судом учтено не было, что повлекло применение не подлежащего применению закона.

Суду с учетом положений ст. 482, 475 ГК РСФСР 1964 г. следовало установить: о каких произведениях возник спор; когда выпущены в свет или выражены в объективной форме, позволяющей воспроизводить результат творческой деятельности автора, произведения, по поводу которых возник спор; аутентичность произведений, выраженных в объективной форме на представленных сторонами носителях (в частности, клавирах спорных произведений), тем, которые были выпущены в свет или выражены в объективной форме впервые; создавались ли эти произведения в соавторстве, то есть совместным творческим трудом Г. и Л.; в чем выражался творческий вклад Г. в создание этих произведений: является ли Г. соавтором или же исполнителем гитарных партий этих произведений.

Эти обстоятельства судом установлены не были.

При этом решение суда содержит взаимоисключающие выводы относительно произведений, по поводу которых возник спор, а именно: суд указывает, что эти произведения созданы в соавторстве, то есть совместным творческим трудом, при этом указывает, что они созданы с использованием других произведений, автором которых является Г., также ссылается на то, что произведения, автором которых является Г., включены в спорные произведения.

Г. изначально в исковом заявлении ссылался на то, что является исполнителем гитарных партий оспариваемых произведений, указывая при этом, что исполнителю принадлежит исключительное право на исполнение и что Л. запрещает истцу исполнять произведения. Уточнив исковые требования, Г. указывал в их обоснование, что его творческий вклад заключался в сочинении самостоятельных мелодий, которые позже вошли в спорные произведения и имеют самостоятельное значение.

Между тем, разрешая спор, суд не установил, являются ли произведения, по поводу которых возник спор, созданными с использованием других произведений, то есть производными либо составными, или же они созданы в соавторстве, а также были ли к моменту создания произведений, по поводу которых возник спор, созданы произведения, которые, как утверждал истец, вошли в оспариваемые произведения, и является ли Г. их автором.

Кроме того, суд, признав, что определенные такты в спорных произведениях имеют самостоятельное значение, не установил, имеют ли иные (оставшиеся) такты произведений самостоятельное значение. Между тем исходя из положений ст. 482 ГК РСФСР 1964 г. в том случае, если произведение состоит из частей, каждая из них должна иметь самостоятельное значение, в ином случае оснований для признания произведения состоящим из частей не имеется и такое произведение представляет собой одно неразрывное целое.

Это интересно:  Нет выплаты страховой после ДТП - вопрос юристу. Новосибирск

При разрешении спора судом не был проверен довод Л. о том, что произведения, по поводу которых возник спор, представляют собой одно неразрывное целое.

Судом не учтено, что согласно ГК РСФСР 1964 г. исполнение произведения тем или иным лицом авторских прав не порождало, а смежные права объектом охраны не являлись.

Ссылки суда в решении на полиграфический вкладыш к аудиодиску с записью фонограмм произведений, на котором истец указан в качестве автора (соавтора) оспариваемых музыкальных произведений как на доказательство соавторства, а также указание суда на то, что автором произведения считается лицо, указанное в качестве такового на экземпляре произведения, нельзя признать правомерными, поскольку положение ст. 1257 ГК РФ к спорным правоотношениям не применимо, так как введено в действие с 1 января 2008 г.

По данному делу суд пришел к выводу о том, что в процессе рассмотрения дела возникли вопросы, требующие специальных познаний, в связи с чем определением суда по делу была назначена комплексная судебная музыковедческая экспертиза.

Однако мотивы назначения судом по данному делу комплексной экспертизы в нарушение требований ст. 82 ГПК РФ не приведены, проведение экспертизы поручено композиторам, данных о том, что указанные эксперты могут провести комплексную экспертизу, не имеется.

По результатам исследований общий вывод об обстоятельствах экспертами сформулирован не был, по некоторым вопросам эксперты дали противоречивые ответы.

Вместе с тем, поскольку для разрешения возникших вопросов судом была назначена комплексная экспертиза, постольку в соответствии с частью второй ст. 82 ГПК РФ по результатам исследований экспертами должен был быть сформулирован общий вывод об обстоятельствах.

Однако суд, несмотря на наличие противоречивых выводов экспертов, положил данное ими заключение в основу судебного решения, что является существенным нарушением норм процессуального права.

Суждение суда о том, что Л. не представлено доказательств, исключающих принадлежность авторских прав Г., в обоснование удовлетворения иска положено быть также не могло. Поскольку Г. заявлены требования по поводу соавторства, то именно ему надлежало представить доказательства в обоснование своих требований.

(Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2012 г. N 5-КГ12-24)

Споры о защите интеллектуальных прав (Смолева М.Е.)

Дата размещения статьи: 01.07.2016

Многие государственные и муниципальные учреждения так или иначе имеют дело с объектами интеллектуальной собственности. Одни создают театральные постановки, другие выпускают печатную продукцию, третьи заказывают либо самостоятельно разрабатывают для собственных нужд программное обеспечение. Наконец, на мероприятиях учреждений может транслироваться музыка, тоже являющаяся объектом авторских прав. Что следует знать, чтобы защитить результаты интеллектуальной деятельности или, наоборот, не нарушить чужие права? Рассмотрим некоторые интересные случаи из судебной практики.

Трансляция музыки в публичном месте

Издание книг и учебников

В п. 8 Обзора Верховный Суд разъяснил, что издание тиража произведения в дополнение к тиражу, вышедшему ранее, без согласия авторов само по себе не свидетельствует о его незаконном использовании, если на момент выхода произведения в свет издатель обладал правом на его использование. Это заключение судьи сделали, проанализировав Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 31.05.2011 N 5-В11-22. Обстоятельства данного дела таковы.
Группа авторов, подготовившая учебник для вузов, подала в суд на издательство, посчитав, что оно незаконно выпустило и распространило дополнительный тираж учебника и тем самым нарушило авторские права его составителей. Договор на использование произведения был заключен с издательством в 2001 (срок действия — три года) и 2006 г. (срок действия — четыре года с момента выхода в свет первого тиража учебника, изданного в рамках названного договора). Однако в период отсутствия у издательства законных оснований на использование учебника оно выпустило два тиража — в 2005 и 2006 г. (последний и был предметом спора).
Суды первой и второй инстанций встали на сторону авторов, а Верховный Суд отменил эти решения. Он указал, что для признания использования произведения законным не играет роли, основным или дополнительным тиражом оно выпущено, имеет значение лишь то, обладало ли лицо на момент выхода произведения в свет правом на его использование. В рассматриваемом случае издательство выпустило дополнительный тираж произведения уже в период действия второго договора, то есть имело право на издание учебника. Нарушения авторских прав здесь не возникло.
При рассмотрении другого дела (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 24.05.2011 N 5-В11-32) Верховный Суд поддержал позицию автора. Хотя ранее нижестоящие инстанции отказывали ему в удовлетворении иска, аргументируя это тем, что частичное использование произведения автора, допущенное другим преподавателем (в составе курса лекций, напечатанного в незначительном количестве экземпляров), преследовало цель удовлетворения собственных профессиональных потребностей, то есть являлось воспроизведением в личных целях.
В свою очередь, ВС РФ разъяснил, что использование произведения для удовлетворения профессиональных потребностей без согласия его автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения законодательством не предусмотрено (п. 11 Обзора). Исключение из данного правила составляет воспроизведение чужого произведения в личных целях, однако преподавательскую деятельность, которая сопровождается получением вознаграждения, к личным целям причислить нельзя. Поэтому воспроизведение преподавателем в своей книге, напечатанной издательством университета (даже в нескольких экземплярах), глав из книги другого автора квалифицируется как нарушение исключительного права автора на использование произведения.

Создание части спектакля

Верховный Суд также уделил внимание спорам, предметом которых стали произведения в составе сложных объектов (п. 17 Обзора). Особенность здесь заключается в том, что этот объект представляет собой единое завершенное целое, в котором невозможность использования хотя бы одной составляющей его части приведет к утрате авторского замысла создателя сложного объекта и повлечет невозможность его дальнейшего применения. Однако авторы отдельных частей сложного объекта могут обращаться в суд с требованием запретить использование своих произведений.
В частности, подобная ситуация была рассмотрена в Определении Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 24.04.2012 N 45-В12-1. Автор хореографических произведений требовал запретить учреждению культуры исполнять его хореографию, однако учреждение этого не сделало. Суды двух инстанций поддержали автора: они посчитали, что хореографическая постановка сама по себе является сложным объектом, следовательно, автор вправе запретить использование своих произведений. Верховный Суд указал на немотивированность такого вывода. Аргументация здесь была следующей. По смыслу ст. 1240 ГК РФ хореографические постановки и вокально-хореографические произведения сами по себе сложными объектами не являются, но могут входить в их состав. Однако, какие именно произведения, исполняемые учреждением культуры и включающие в себя хореографию автора, относятся к сложным объектам, нижестоящие суды не установили. В то же время в силу ст. 1269 ГК РФ произведения, вошедшие в сложный объект, нельзя отозвать, а значит, требование автора не может быть удовлетворено.

Создание произведений в рамках служебных обязанностей

Создание интеллектуального продукта во многих учреждениях входит в должностные обязанности тех или иных сотрудников, поэтому руководителям учреждений будет полезно ознакомиться с предметом споров, возникающих между сотрудником и работодателем по данному вопросу. Так, в п. 15 Обзора Верховный Суд привел следующий случай: бывший сотрудник обратился в суд с требованием признать его автором программ для ЭВМ и взыскать с организации, в которой он работал, компенсацию за нарушение исключительного права. Суды двух инстанций отказали в выплате компенсации, поскольку исключительное право на созданную программу принадлежало работодателю — создание программ для ЭВМ осуществлялось в рамках трудового договора, заключенного с сотрудником, и возложенных на него должностной инструкцией обязанностей.
Решающий момент в подобных спорах — определение, входит ли та или иная работа, в результате которой был создан интеллектуальный продукт, в служебные обязанности специалиста. Если не будет доказано, что продукт создан в процессе исполнения служебных обязанностей и служебного задания, работник вправе требовать компенсации за нарушение исключительного права на использование его произведений. В подтверждение этого Верховный Суд привел Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 25.06.2013 N 19-АПГ13-1. Согласно материалам дела издательство выпустило фотоальбом, куда были включены фотографии бывшего работника, а он, посчитав, что нарушено исключительное право на использование фотографий, обратился в суд. Бывший работник утверждал, что спорные произведения сделаны им по собственной инициативе, на своем оборудовании и за свой счет. Издательство же настаивало, что фотографии создавались во время служебных командировок в период, когда автор работал корреспондентом газеты.
Тем не менее доказательств того, что фотографии были сделаны в рамках служебного задания работодателя и за его счет либо в порядке выполнения служебных обязанностей, предусмотренных контрактом, издательство не представило. Не было подтверждено и то, входило ли в круг служебных обязанностей корреспондента создание фотографических произведений. Контракт тоже не содержал соответствующей обязанности корреспондента. Кроме того, те обстоятельства, что фотографии находились в фотоархиве издательства и были произведены в светлое время суток (рабочее время), не указывали на служебный характер произведений. А поскольку договор с работником на использование авторских фотографий не заключался, издательство нарушило исключительное право на использование этих произведений.

Media Review

Ключевые изменения в обзоре судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав

Наталия Полякова,
директор правового департамента ОАО «РВК»

С момента последнего обобщения судебной практики в сфере интеллектуальных споров, (совместное постановление Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации») произошли существенные изменения, как в законодательном регулировании вопросов правовой охраны и защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности, так и в структуре судебной системы РФ. Среди ключевых изменений, можно выделить: присоединение России к ТРИПС соглашению, проведение реформы IV части ГК РФ, а также учреждение Суда по интеллектуальным правам.

Вместе с тем, согласно статистическим данным, за последние годы наблюдалась как положительная динамика в усиление защиты интеллектуальных прав, а именно присужденные к взысканию суммы по удовлетворенным искам в интеллектуальной сфере увеличились по сравнению с 2013 годом на 92,7 %, так и отрицательная — в 2014 г. число дел о защите ИС снизилось на 47,9% (количество таких дел в 2014 г. сопоставимо с уровнем 2007 г. — 505 дел) по сравнению с 2011 г. (1112 дел).

23 сентября 2015 года Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (Далее — Обзор), в котором особо следует выделить следующие изменения, касающиеся защиты интеллектуальных прав:

1) Является ли перечень результатов интеллектуальной деятельности (далее — РИД) (ст. 1225 ГК РФ) закрытым. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 28 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» перечень результатов интеллектуальной деятельности (далее — РИД) — закрытый (см. п. 9.1 Постановления). Теперь позиция судов противоположная – перечень РИД открытый. Кроме того, по мнению ВС РФ, отсутствие у объекта признаков уникальности и оригинальности не свидетельствует о том, что РИД создан не творческим трудом и не является объектом авторского права (п. 3 Обзора). При нарушении личного неимущественного права автор может рассчитывать только на компенсацию морального вреда и не только в рамках ГК РФ, а например, если нарушены права на авторский контроль, то, например, архитектор вправе требовать компенсацию морального вреда и возмещения убытков в соответствии с ФЗ от 17.11.1995 № 169-ФЗ «Об архитектурной деятельности в РФ».

Это интересно:  Какие способы защиты прав дольщиков существуют и как ими воспользоваться

2) Согласно п. 9 Обзора, если одновременно используется несколько персонажей аудиовизуального произведения, чтобы взыскать компенсацию за использование каждого персонажа, автору необходимо указать, что каждый из них является самостоятельным РИД и может быть использован независимо от самого произведения. В противном случае компенсация будет рассчитана исходя из того, что все они составная часть одного аудиовизуального произведения, т.е. одно нарушение.

3) Верховный Суд пояснил, когда нарушение прав на несколько товарных знаков (Далее — ТЗ) ТЗ может представлять собой одно нарушение (п. 32, 33 Обзора).

Когда защищаемые ТЗ фактически представляют группу (серию) одного правообладателя, зависимых друг от друга:

  • связанных одним доминирующим словесным или изобразительным элементом;
  • имеющим фонетическое и семантическое сходство.
  • имеющими несущественные графические отличия, не изменяющие сущность ТЗ.

4) Публичное исполнение радио- или телепередачи является использование РИД только в случаях трансляции в местах с платным входом (подп. 6 п. 2 ст. 1330 ГК РФ). По общему правилу публичное исполнение возможно в месте свободном для посещения:

  • ВС РФ признал незаконным воспроизведение (с помощью радиоприемника) музыкального произведения в салоне красоты, как месте открытом для свободного посещения (п. 4 Обзора);
  • не признал нарушение прав авторов при публичном исполнении в холле гостиницы, т.к. не доказано, что за вход в гостиницу взымается плата или услуга включена в стоимость гостиничного номера (п. 5 Обзора);
  • местом, свободным для посещения также признаны корпоративные мероприятия (их не признают официальными церемониями). Следовательно, авторы любых произведений, звучащих на корпоративных мероприятиях имеют право на получение компенсации (п. 23 Обзора).

5) ВС РФ напомнил работодателям, о необходимости четко прописывать в трудовом договоре обязанности по созданию РИД и функции по проведению Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР), которые могут приводить к созданию РИД:

  • если работник создал РИД в рамках трудовых обязанностей, то интеллектуальные права принадлежит работодателю, но если договор об использовании РИД между автором и правообладателем не заключен, суд признал работника автором, но отказал во взыскании компенсации (п. 15 Обзора);
  • если задание выходит за пределы трудовых обязанностей работника, то работодатель не имеет права использовать РИД без согласия работника и выплаты ему вознаграждения (п. 15 Обзор);
  • о служебном характере произведения не свидетельствует факт, что РИД находится у работодателя и автор разработал его в рабочее время. Нахождение на работе в момент создания РИД не является подтверждением, что РИД служебный (п. 25 Обзора).

6) ВС РФ высказал позицию о праве работника на вознаграждение и работодателя на досрочное прекращение действия патента, т.е. прекращение действия патента является основанием для прекращения выплаты вознаграждения автору (п. 26 и 27 Обзора).

7) Предъявляя иск о прекращении правовой охраны ТЗ, в связи с неиспользованием, истец должен доказать свою заинтересованность в его использовании (ст. 1486 ГК РФ).

ВС РФ сделал следующие выводы:

  • подача заявки на регистрацию ТЗ или сходного с ним ТЗ в отсутствие иных реальных доказательств намерения использовать ТЗ не может являться основанием досрочного прекращения правовой охраны ТЗ в связи с неиспользованием.

Истец должен доказать:

  • однородность производимых им товаров, работ, услуг (п. 40-42 Обзора);
  • приготовление к использованию, а не использование, т.к. использование ТЗ (до прекращения правовой охраны) является нарушением и возможно взыскание компенсации, даже если он его не использовал (п. 39 Обзора);
  • в противном случае, суд должен удовлетворить требования правообладателя о защите исключительного права, когда они предъявлены до прекращения правовой охраны товарного знака.

Правообладатель должен доказать, что использует ТЗ (п. 41 Обзора). Чтобы сохранить правовую охрану, ТЗ нужно использовать для тех товаров, работ, услуг, для которых он зарегистрирован, а не для однородных с ними. При этом размещение ТЗ на договорах поставки или товарных накладных не является фактом использования (п. 38 Обзора).

12) Проведение научных и иных исследований, если они не были непосредственно связанными с введением в производство — не влечет возникновения права преждепользования (п. 30 Обзора).

13) Обладатель права преждепользования может предъявлять иск о его установлении, при этом суд определят объем права преждепользования. Расширение объема права преждепользования требует заключения договора с правообладателем патента (п. 28, 29 Обзора).

Обзор судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ С РАЗРЕШЕНИЕМ СПОРОВ О ЗАЩИТЕ

Самарским областным судом изучена практика рассмотрения дел о защите интеллектуальных прав.

Для настоящего обобщения районными (городскими) судами г. Самары и Самарской области представлено 51 дело.

По 40 делам исковые требования были удовлетворены, по 6 делам в удовлетворении исковых требований отказано, по 5 делам производство по делу прекращено в связи с утверждением мирового соглашения.

Из рассмотренных дел указанной категории обжаловано 20 решений. Из них 1 решение районного суда отменено полностью и направлено на новое рассмотрение.

В кассационном порядке рассматривалось 3 дела.

В соответствии с частью 1 статьи 44 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества. Интеллектуальная собственность охраняется законом.

Согласно статье 1248 Гражданского кодекса Российской Федерации споры, связанные с защитой нарушенных или оспоренных интеллектуальных прав, рассматриваются и разрешаются по общему правилу судом.

Вопрос о разграничении подведомственности гражданско-правовых споров между судами общей юрисдикции и арбитражными судами является сложным.

Возможность применения форм защиты нарушенного права гарантируется законодательством РФ только в случае соблюдения определенных процедур. Ключевым вопросом защиты права является правильное определение подведомственности того или иного спора.

Во избежание ошибочного определения подведомственности споров, относящихся к ведению различных юрисдикционных органов, необходимо правильное толкование правил ее разграничения, зафиксированных в процессуальном законодательстве.

При разрешении вопроса о принятии исковых заявлений о защите интеллектуальных прав к своему производству, городские (районные) суды Самарской области правильно о пределяют подведомственность дел, связанных с применением положений части 4 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходя из субъектного состава участников спора, так и с учетом существа спорных правоотношений.

По спорам о том, кто является автором результата интеллектуальной деятельности, суды правильно исходили из того, что данные споры подведомственны судам общей юрисдикции как не связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Следует отметить, что с июля 2013 года действует Суд по интеллектуальным правам, который является специализированным арбитражным судом, рассматривающим в пределах своей компетенции дела по спорам, связанным с защитой интеллектуальных прав, в качестве суда первой и кассационной инстанций.

Суду по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции подсудны категории дел, предусмотренные частью 4 статьи 34 Арбитражным процессуальным кодексом РФ.

Дела, рассмотрение которых отнесено к компетенции Суда по интеллектуальным правам и которые находились в производстве судов общей юрисдикции на день начала деятельности Суда по интеллектуальным правам, подлежат дальнейшему рассмотрению судами общей юрисдикции по правилам, установленным гражданским процессуальным законодательством ( часть 4 статьи 3 Федерального конституционного закона от 01.01.2001 г. «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» и Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам», часть 3 статьи 4 Федерального закона от 01.01.2001 г. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам»).

Указанные дела не передаются в Суд по интеллектуальным правам по подведомственности.

В ряде случаев Гражданским кодексом Российской Федерации прямо предусмотрен административный порядок защиты интеллектуальных прав.

Вопросов о подсудности гражданских дел, связанных с защитой нарушенных или оспоренных интеллектуальных прав, у районных (городских) судов не возникало.

При рассмотрении дел о нарушениях прав на результаты интеллектуальной деятельности, допущенных до 01.01.2008 г., суды руководствовались законодательством, действовавшим до введения в действие части 4 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Разрешая споры о признании интеллектуальных прав, суды правильно применяют законодательство, действовавшее на момент возникновения соответствующего права.

Интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными в части 4 ГК РФ применительно к интеллектуальным правам, так и общими для всех гражданских прав способами защиты, названными в ст. 12 ГК РФ и урегулированными в части 1 ГК РФ.

Для изучения практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, в Самарский областной суд поступили дела по искам:

— о взыскании авторского вознаграждения;

— об использовании произведения без согласия автора;

— о защите исключительного права на результат интеллектуальной деятельности;

— о пресечении нарушения исключительного права на изобретение, удостоверенного патентом;

— о защите авторских прав:

— о признании патента недействительным.

Заявления об обращении взыскания на заложенное исключительное право; споры о соавторстве на произведения, взыскании автору вознаграждения за публичное исполнение музыкального произведения, об изъятии материального носителя в соответствии с пунктом 5 статьи 1252 ГК РФ к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю; о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя, а также об авторских правах на произведения архитектуры не рассматривались.

Однако не во всех судах рассматривались дела о защите интеллектуальных прав.

Согласно представленным в Самарский областной суд сведениям, в производстве 17 судов Самарской области споры о защите интеллектуальных прав не рассматривались.

Наибольшее количество дел составляют дела по искам Общероссийской общественной организации «Российское Авторское Общество» о взыскании компенсации на нарушение авторского права, которая на основании приказа № 16 Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия, в соответствии со ст. 1244 ГК РФ аккредитована в качестве организации по управлению правами на коллективной основе на осуществление деятельности в сфере управления исключительными правами на обнародованные музыкальные произведения (с текстом или без текста) и отрывки музыкально-драматических произведений в отношении их публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции.

По искам Авторское Общество» о взыскании компенсации за нарушение авторского права рассмотрено 19 дел, обжаловано 5 решений.

Все решения оставлены без изменения.

При рассмотрении дел о взыскании компенсации судами правильно устанавливается размер компенсации, подлежащий взысканию, с учётом разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 01.01.2001 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Так, 26.01.2012 г. Железнодорожным районным судом г. Самары рассмотрено гражданское дело по иску Поволжского филиала Общероссийской общественной организации «Российское Авторское Общество» к *****» о взыскании компенсации за нарушение авторских прав.

Судом установлено, что 21.11.2010 г. на площадке КРК «М*****», принадлежащего *****», использовались музыкальные произведения иностранных авторов без заключения лицензионного соглашения с Авторское Общество» и без выплаты авторского вознаграждения, в результате чего нарушено исключительное право истца на их использование.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 01.01.2001 года, решение Железнодорожного районного суда г. Самары от 01.01.2001 г. оставлено без изменения, апелляционная жалоба «П*****» без удовлетворения.

Это интересно:  Дети после развода с кем останется ребенок

Аналогичные дела по искам Авторское Общество» рассматривались Железнодорожным районным судом г. Самары, Куйбышевским районным судом г. Самары, Кировским районным судом г. Самары, Комсомольским районным судом г. Тольятти Самарской области, Автозаводским районным судом г. Тольятти Самарской области.

Сроки действия авторских прав суды определяют правильно, затруднений при исчислении данных сроков не возникало.

При разрешении спора о защите авторских прав, истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.

При этом необходимо исходить из того, что автором произведения (обладателем исключительного права на произведение) считается лицо, указанное в качестве такового на оригинале или экземпляре произведения, пока не доказано иное.

Так, 18.06.2013 г. Центральным районным судом г. Тольятти рассмотрено гражданское дело по иску Л*** А. Г. к *****» о защите авторских прав.

Заявляя требования Л*** А. Г. указал, что ответчик незаконно разместил на своем сайте фотографии, созданные им в рекламных целях, права на которые принадлежат истцу, требовал их удаления с сайта и выплаты компенсации.

В обоснование заявленных требований Л*** А. Г. ссылался на то, что фотографии ответчиком получены с сайта, принадлежащего истцу.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что сайт, на который ссылается истец, ему не принадлежит, и при размещении фотографий правообладатель не оповестил третьих лиц о принадлежащем ему исключительных прав на фотографии, путем помещения на каждом экземпляре знака охраны авторского права.

Вместе с тем при разрешении споров о взыскании вознаграждения за использование изобретения судами допускались ошибки в применении норм материального и процессуального права.

Так, решением Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 01.01.2001 г. удовлетворены исковые требования К*** П. П., М*** В. П., С*** Ю. П. к *****» о взыскании вознаграждения за использование изобретения. Судом постановлено взыскать с *****» в пользу истцов вознаграждение за использование изобретения.

Разрешая спор, суд исходил из того, что 20 августа 2005 года Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам *****» выдан патент на изобретение.

Авторами изобретения являются К*** П. П. (на момент подачи заявки на изобретение находившийся в трудовых отношениях с *****»), М*** В. П., С*** Ю. П., Ф*** Ю. И., Т*** А. Е., К*** В. В., В*** внедрено на производстве *****» в цехе БК–4 завода № 4 по производству бутилкаучука с 10 июня 2005 г., следовательно, изобретение является служебным, поскольку создано истцами в связи с выполнением трудовых обязанностей, продолжает использоваться ответчиком, в результате чего ответчик получает доход, однако авторское вознаграждение за использование изобретения своевременно не выплачивает. При этом, суд пришел к выводу о том, что действующее законодательство не содержит норм, предусматривающих прекращение выплаты вознаграждения авторам изобретения в связи с досрочным прекращением действия патента.

О пределением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 19 марта 2010 г., решение Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 01.01.2001 г. оставлено без изменения, кассационная жалоба *****» без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации от 15 февраля 2011 года (дело 10-31), решение Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 18 января 2010 года и о пределение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 01.01.01 года отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку выводы суда первой и второй инстанции не основаны на нормах материального права, подлежащих применению к отношениям сторон.

Из содержания положений пункта 3 статьи 1358 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что для установления факта использования изобретения, необходимо установить использование каждого, а не отдельного признака изобретения или полезной модели, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы изобретения, что судом не было сделано и не отражено в решении.

Кроме того, при разрешении спора судом не учтено, что с огласно статье 1364 Гражданского кодекса Российской Федерации, по истечении срока действия исключительного права изобретение, полезная модель или промышленный образец переходит в общественное достояние.

Изобретение, полезная модель или промышленный образец, перешедшие в общественное достояние, могут свободно использоваться любым лицом без чьего-либо согласия или разрешения и без выплаты вознаграждения за использование.

В соответствии со статьей 1399 Гражданского кодекса Российской Федерации действие патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец прекращается досрочно на основании заявления, поданного патентообладателем в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности, — со дня поступления заявления.

По смыслу приведенных норм, момент, с которого действие патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец прекращается досрочно на основании волеизъявления патентообладателя (по его заявлению), приурочен ко дню поступления заявления в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Досрочное прекращение действия патента означает изменение режима юридической монополии, в котором находились охраняемые техническое или художественно-конструкторское решение на режим общественного достояния в период до окончания установленного законом срока действия патента.

Как усматривается из состоявшихся по делу судебных постановлений, приведенные нормы закона не были приняты во внимание, поскольку установив, что действие патента от 01.01.01 года, выданного *****», было прекращено 31 марта 2009 года, суд возложил на ответчика обязанность по выплате вознаграждения всем авторам (включая не состоящих в трудовых отношениях с *****» и для которых изобретение не является служебным в силу пункта 1 статьи 1370 Гражданского кодекса Российской Федерации) изобретения за его использование в течение всего периода, в том числе включающего время после прекращения действия патента.

При новом рассмотрении дела судом было отказано в удовлетворении исковых требований К*** П. П., М*** В. П., С*** Ю. П. (решение Центрального районного суда г. Тольятти от 01.01.2001 г.), поскольку установлено, что М*** В. П. и С*** Ю. П., указанные в качестве авторов служебного изобретения, никогда не состояли в трудовых отношениях с *****», поэтому для данных лиц изобретение не является служебным в силу п. 1 ст. 1370 ГК РФ, действие патента было прекращено 31.03.2009 г., в связи с чем отсутствуют основания для взыскания вознаграждения после указанной даты (ст. 1364 ГК РФ), и один из пунктов формулы изобретения *****» не используется.

О пределением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 13 декабря 2011 года, решение Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 19 октября 2011 года оставлено без изменения, кассационные жалобы К*** П. П., представителя по доверенности М*** В. П. и С*** Ю. П., а также жалоба *****» без удовлетворения.

Решением Нефтегорского районного суда Самарской области от 01.01.2001 г. отказано в удовлетворении исковых требований К*** А. П. и Г*** С. Е. к *****» о взыскании вознаграждения за использование служебного изобретения, поскольку представленные истцами патенты на изобретение и полезную вещь признаны недействительными в связи с несоответствием условиям патентоспособности «новизна».

Изучение дел показало, что п ри рассмотрении дел, связанных с пресечением нарушения исключительного права на изобретение, удостоверенного патентом, судами обоснованно назначались судебные патентно-технические экспертизы.

При этом важное значение при назначении экспертизы имеет не только наличие материалов, подлежащих исследованию, но и от тех вопросов, которые необходимо поставить перед экспертом.

Так, определением Красноглинского районного суда г. Самары от 01.01.2001 года по гражданскому делу по иску С*** Д. Ю. к *****» о пресечении нарушения исключительного права на изобретение, удостоверенного патентом, была назначена судебная патентно-техническая экспертиза.

Согласно заключению эксперта, в производимых *****» изделиях использован каждый признак изобретения, удостоверенного патентом истца, что нарушает его исключительные права.

Решением Красноглинского районного суда г. Самары от 01.01.2001 г., вступившим в законную силу, исковые требования С*** Д. Ю. удовлетворены, *****» запрещено использовать изобретение, удостоверенное патентом истца.

Патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец может быть в течение срока его действия признан недействительным полностью или частично.

Правоотношения сторон по подаче заявки на выдачу патента на изобретение, возникшие до 01.01.2008 г., регулируются Патентным Законом РФ от 01.01.2001 г. № 000-1, действовавшим до 1 января 2008 года , поскольку в соответствии со статьей 5 Федерального закона от 01.01.2001 г. , часть четвертая Кодекса применяется к правоотношениям, возникшим после введения ее в действие. По правоотношениям, возникшим до введения в действие части четвертой Кодекса , она применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.

В соответствии с п. 3 ст. 3 Патентного закона РФ, патент на изобретение действует до истечения двадцати лет с даты подачи заявки в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Согласно ст. 4 Патентного закона РФ, патент может быть получен только в случае, если изобретение является новым. Подача заявки позднее шести месяцев после того, как изобретение было раскрыто, внедрено, в производство, препятствует получению патента.

В соответствии со ст. 8 Патентного Закона РФ патент выдается: автору изобретения, полезной модели или промышленного образца; работодателю в случаях, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи.

В силу ст. 15 Патентного закона РФ заявка на выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец подается в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности лицом, обладающим правом на получение патента в соответствии с настоящим законом.

Полномочия патентного поверенного и иного представителя удостоверяются доверенностью, выданной заявителем, патентообладателем или иным заинтересованным лицом.

Решением Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 15 марта 2011 года, вступившим в законную силу, удовлетворены исковые требования *****» к З*** М. М. о признании патента на изобретение № …. «С…..» от 01.01.2001 г. недействительным, поскольку при рассмотрении дела установлено, что заявка на выдачу патента на изобретение была подана с нарушением установленного ст. 4 Патентного Закона срока, и ненадлежащим лицом, действовавшим в интересах лица, не являющегося правообладателем (автором) изобретения.

Кроме того, при разрешении дела судом установлено, что оформление заявки на получение патента и последующее получение патента на изобретение № …… «С……» от 01.01.2001 г. не соответствует требованиям закона, акт об использовании изобретения надлежащим образом не оформлен, так как отсутствует подпись руководителя предприятия, не указана дата составления, имеется лишь дата начала использования изобретения — 24.12.1996 года, не приложен расчет экономического эффекта от внедрения, конструкторская и технологическая документация, согласование Ростехнадзора.

Обзор судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, показал, что при рассмотрении дел определенную сложность вызвало выяснение вопросов о фактическом использовании изобретения истцов на предприятии ответчика.

Для правильного и своевременного разрешения споров, связанных с защитой интеллектуальных прав, важное значение имеет надлежащая подготовка каждого дела к судебному разбирательству.

Изучение судебной практики показывает, что некоторые суды к подготовке дел относятся формально.

Недостатки в подготовке дел к судебному разбирательству являются причиной длительного разрешения споров, что недопустимо.

Судья Самарского областного суда п/п А .Е. Шилов

Статья написана по материалам сайтов: zakoniros.ru, xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai, www.rvc.ru, pandia.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector