+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Распоряжение общим имуществом супругов

Особенности совместной собственности влияют на осуществление распоряжения общим имуществом, основанного на взаимном доверии и единстве личных и имущественных интересов в семье. Гражданским и семейным законодательством установлена презумпция согласия другого супруга при распоряжении общим супружеским имуществом (п.

Закрепляя презумпцию согласия другого супруга, законодатель исходит из нормальных, доверительных отношений в семье. Кроме того, такая презумпция призвана обеспечить и интересы добросовестных контрагентов. Поскольку брак основан на взаимном доверии, общности супружеских интересов, нельзя каждый раз требовать от третьего лица, чтобы оно удостоверялось в наличии согласованности действий супругов, заключая сделку с одним из них. Подобное требование «не только поставило бы оборот в очень тяжелое положение, но и в большинстве случаев было бы практически неосуществимо»2.

Презумпция согласия супруга на совершение сделки по распоряжению общим имуществом не всегда соответствует действительности и может быть опровергнута, ведь это не более чем предположение. В частности, если один из супругов совершает сделку без согласия другого, такая сделка может быть признана судом недействительной по иску супруга, чье право было нарушено, только тогда, когда другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать о несогласии супруга на совершение данной сделки (ст. 253 ГК, п. 2 ст. 35 СК). Таким образом, суд признает сделку недействительной лишь в том случае, если третье лицо действовало недобросовестно3. При этом форма «согласия» по общему правилу не имеет значения: она может быть и письменной, и устной4.

Предоставляя возможность добросовестному супругу признать сделку по распоряжению общим имуществом, совершенной другим супругом, недействительной по мотиву отсутствия согласия супруга, закон, вместе с тем, не устанавливает срок исковой давности. С учетом положений ст. ст. 4 и 9 СК РФ представляется возможным применить к такому требованию срок исковой давности, предусмотренный п. 2 ст. 181 ГК РФ, т.е. один год. При этом срок исковой давности начинает течь с того момента, когда супруг узнал или должен был узнать о совершении сделки другим супругом без его согласия.

Представляется, что в п. 2 ст. 35 СК следует прямо указать на годичный срок исковой давности, как это сделано в п. 3 ст. 35 СК РФ.

Особые правила п. 3 ст. 35 СК РФ устанавливает для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке. В этом случае необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Это означает, что оно должно быть официально закреплено в специальном документе, в котором отражается содержание сделки, он должен быть подписан лицом, совершающим эту сделку (как согласие), а также соблюдены правила по оформлению документа (удостоверительная надпись, подпись, печать нотариуса и т.д.).

Необходимость в регулировании перечисленных отношений посредством жесткого правового предписания вызвана тем, что недвижимое или иное имущество, сделки с которым связаны с обязательным нотариальным или регистрационным порядком оформления, является самой значимой частью общего имущества супругов и, как правило, обладает высокой стоимостью. Поэтому при распоряжении этим имуществом одним из супругов презумпции согласия другого супруга на сделку недостаточно, поскольку под угрозой одновременно оказываются и имущественные права второго супруга, и устойчивость гражданского оборота, чего нельзя допустить5.

Итак, как следует из п. 3 ст. 35 СК РФ, согласие супруга должно быть нотариально удостоверено в следующих трех случаях:

1) при совершении сделки по распоряжению недвижимостью;

2) при совершении сделки, требующей нотариального удостоверения;

3) при совершении сделки, для которой предусмотрена обязательная государственная регистрация.

Согласно ст. 130 ГК РФ к недвижимому имуществу относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все объекты, которые связаны с землей так, что их перемещение невозможно без несоразмерного ущерба их назначению, в том числе леса и многолетние насаждения, жилые и нежилые помещения, здания, сооружения, кондоминиумы, предприятия как имущественные комплексы. Кроме того, ст. 130 ГК РФ относит к недвижимым вещам также воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты.

Нотариально удостоверенное согласие супруга необходимо и при совершении сделок, требующих нотариального оформления. Нотариальная форма требуется для совершения сделок, прямо предусмотренных законом (ст. 163 ГК РФ). В настоящее время круг сделок, подлежащих обязательному нотариальному удостоверению, сведен к минимуму: договор ренты (ст. 584 ГК РФ), доверенность на право заключения сделок, требующих нотариального удостоверения (ст. 186 ГК РФ), доверенности, выдаваемые в порядке передоверия (ст. 187 ГК РФ), уступка требования и перевод долга, основанные на сделке, совершенной в нотариальной форме (ст. ст. 389, 391 ГК РФ), завещание (ст. 1124 ГК РФ). Кроме того, нотариальное удостоверение сделок возможно также в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя по закону для сделок данного вида нотариальная форма и не требовалась бы (ст. 163 ГК). Например, договор займа супруги решили удостоверить в нотариальном порядке. В этом случае согласие другого супруга должно быть обязательно нотариально удостоверено6.

Иногда сложившаяся практика хозяйственного оборота заставляет граждан облекать сделку в нотариальную форму, хотя ни законом, ни соглашением сторон это не предусмотрено. Так, купля-продажа автомобилей между гражданами может быть совершена в простой письменной форме и не требует нотариальной формы, однако сложившаяся практика регистрации транспортных средств органами ГИБДД вынуждает граждан совершать договор в нотариальной форме7.

Наряду с рассмотренными формами совершения сделок законом введена дополнительная стадия совершения отдельных видов сделок – государственная регистрация. Если законом предусмотрено, что та или иная сделка подлежит государственной регистрации, то до момента государственной регистрации сделка не считается совершенной. Обязательность государственной регистрации предусмотрена ГК РФ для сделок с землей и другим недвижимым имуществом. К таковым в настоящее время относятся договор об ипотеке (ст. 339 ГК), договор продажи недвижимости (ст. 551 ГК), договор продажи предприятия (ст. 560 ГК), договор дарения недвижимости (ст. 574 ГК), договор аренды недвижимого имущества (ст. 609 ГК), договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее одного года (ст. 651 ГК), договор аренды предприятия (ст. 658 ГК), договор доверительного управления недвижимым имуществом (ст. 1017 ГК), договор участия в долевом строительстве (Федеральный закон от 30.12.2004 года № 214 «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации»8).

При применении п. 3 ст. 35 СК РФ следует иметь в виду, что получение согласия другого супруга требуется как на приобретение недвижимого имущества, так и на его обременение или отчуждение, поскольку распоряжение имуществом может выражаться не только в отчуждении (продаже, обмене, дарении и т.п.), но и в приобретении имущества (например, объектов недвижимости за счет общих доходов супругов). Поэтому, если такая сделка требует нотариального удостоверения и (или) регистрации, нотариально удостоверенное согласие другого супруга обязательно должно быть по смыслу СК РФ истребовано и на приобретение имущества.

Хотя некоторые авторы считают, что рассматриваемое правило не столько защищает права супруга, не участвующего в сделке, сколько осложняет гражданский оборот9.

Возражая представителям данной позиции, отметим, что недвижимость для многих граждан — основное богатство, большинство сделок по ее отчуждению и приобретению совершаются в последнее время в простой письменной форме, установление обязательности нотариального удостоверения согласия супруга будет не осложнять гражданский оборот, а способствовать профилактике нарушений имущественных прав супругов и возникновения споров между ними.

Как справедливо отмечается в литературе, при этом соблюдается принцип невмешательства в дела семьи, так как только сам супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке10.

На практике часто возникает вопрос: требуется ли нотариальное удостоверенное согласие супруга при совершении сделок с ценными бумагами, автотранспортными средствами?

Так, К. обратилась в суд с иском о признании недействительным договора купли — продажи ценных бумаг (акций), ссылаясь на то, что они являлись совместной собственностью супругов и для оформления сделки требовалось нотариально удостоверенное согласие другого супруга, она же его не давала.

Районным судом заявленное требование удовлетворено. Удовлетворяя иск К., суд исходил из того, что фиксация перехода прав на бездокументарную именную ценную бумагу путем внесения необходимых записей на счетах держателем реестра или депозитарием является регистрацией сделки в установленном законом порядке. Поэтому в силу п. 3 ст. 35 СК РФ для ее совершения одним из супругов требуется нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Президиум областного суда по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ отменил решение и указал, что для совершения одним из супругов сделок с ценными бумагами не требуется нотариально удостоверенного согласия другого супруга.

В силу п. 2 ст. 164 ГК РФ законом может быть установлена государственная регистрация сделок с движимым имуществом определенных видов. Действующее законодательство не содержит указания на обязательность регистрации сделки с ценными бумагами (в том числе и с акциями). Соответствующими органами осуществляется лишь учет перехода прав на ценные бумаги путем внесения записи в реестр, что не является регистрацией сделок с ценными бумагами, поскольку у владельца акций есть правовая возможность не сообщать держателю реестра о переходе прав на акции, а также отсутствуют какие-либо меры воздействия на лицо, не сообщившее о таких действиях.

Не требует обязательной регистрации сделки с ценными бумагами и ГК РФ, в том числе и его ст. 149, на которую суд сослался в своем решении.

В приведенном выше п. 3 ст. 35 СК РФ исходя из норм ГК РФ о сделках, совершаемых с движимым имуществом, имеются в виду также сделки, подлежащие именно государственной, а не какой-либо иной регистрации11.

В связи с тем, что существенные перемены в экономической сфере нашего государства обогатили перечень общего имущества, особый интерес вызывают сделки, совершаемые одним из супругов по распоряжению долями в уставных капиталах коммерческих организаций, предприятиями и их частями.

Так, К. обратилась в суд с иском к ИЧП «КВТ», ЗАО «АНВиК» и Л. о признании недействительным договора купли-продажи цеха пенополиуретановой изоляции труб от 25 июля 1994 г., а также признании недействительными последующих договоров купли-продажи цеха.

Решением Нижневартовского городского суда от 17 апреля 1998 г. (оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа) незавершенный строительством упомянутый цех признан общей совместной собственностью К. и В., договор купли-продажи цеха от 25 июля 1994 г. между ИЧП «КВТ» и «АНВиК» признан недействительным, также признан недействительным с применением двухсторонней реституции договор купли-продажи цеха от 3 апреля 1997 г. между ЗАО «АНВиК» и Л. Суд исходил из того, что владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляется по их обоюдному согласию, поэтому согласие супруги учредителя и руководителя ИЧП «КВТ» было необходимо для совершения сделки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 15 июня 2001 г. судебные постановления отменила по следующим основаниям. Поскольку сделка по продаже спорного имущества совершена в июле 1994 г., суд должен был руководствоваться действовавшим на тот период законодательством. Согласно п. 1 ст. 8 Закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» индивидуальным предприятием является предприятие, принадлежащее гражданину на праве собственности или членам его семьи на праве долевой собственности, если иное не предусмотрено договором между ними. Таким образом, индивидуальное предприятие могло находиться в единоличной собственности. ИЧП «КВТ» было учреждено гражданином В. единолично, на момент совершения оспариваемой сделки изменения в учредительные документы в части количества участников предприятия не вносились; К. участником предприятия не являлась, поэтому ее согласия на совершение оспариваемой сделки не требовалось. В силу действовавших на тот период Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик (п. 1 ст. 11) юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, полном хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество, отвечает по своим обязательствам этим имуществом и выступает в суде, арбитражном и третейском суде от своего имени. ИЧП «КВТ» в соответствии с его уставом является юридическим лицом. На основании ст. 14 Основ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы. Как видно из материалов дела и содержания оспариваемого договора купли-продажи от 25 июля 1994 г., он был заключен между юридическими лицами; от имени ИЧП «КВТ» договор был подписан В. как директором предприятия, который руководствовался положениями устава предприятия. Из учредительных документов ИЧП «КВТ» и других материалов дела не усматривалось выполнение истицей (К.) функций органа данного юридического лица, поэтому ее согласия на совершение оспариваемой сделки не требовалось. Если предприятие создано во время брака и с использованием совместной собственности супругов, то истица имеет равное с супругом право собственности на доходы, полученные от деятельности ИЧП «КВТ», а не право собственности на имущество предприятия12.

Это интересно:  Какие возможности взыскания коммунальных платежей предусмотрены законом

Аналогичные выводы сделаны в последнее время и Самарским областным судом, отменившим, например, решение мирового судьи судебного участка № 1 г. Сызрани и апелляционного решения Сызранского городского суда. Как отметил Президиум Самарского областного суда, нижестоящие инстанции не учли, что положения ст.ст. 34, 35 СК РФ регулируют режим совместной собственности супругов, тогда как такой режим не распространяется на общество с ограниченной ответственностью. Суды не учли, что поскольку С. (истица) не была участником общества, то ее согласия на совершение ее мужем (ответчиком) как участником общества сделки по отчуждению его доли в уставном капитале не требовалось, и если общество было создано во время брака и использованием совместной собственности супругов, истица имеет равное с супругом право совместной собственности в отношении доходов, полученных от деятельности общества, а не право собственности на имущество общества13.

Таким образом, по справедливому замечанию А.В. Слепаковой, имущественные интересы супруги в подобной ситуации, т.е. при отчуждении без ее согласия имущества, образованного за счет совместной собственности (доли в уставном капитале коммерческой организации, части предприятия и т.п.) и приносившего значительные доходы, поступавшие в общую собственность, могут быть защищены не путем признания сделки недействительной, а путем увеличения ее доли при разделе общего имущества супругов (п. 2 ст. 39 СК)14. Как указано в п. 16 постановления Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15, учитывая, что владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае, когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость.

При исследовании проблем осуществления права общей собственности в настоящее время не менее актуальным является вопрос: следует ли получать нотариально удостоверенное согласие бывшего супруга на совершение сделки по отчуждению недвижимого имущества, если супруги расторгли брак и общее имущество не разделили?

Единый подход к разрешению этой проблемы в юридической литературе и в практике судов, нотариальных и регистрирующих органов в настоящее время отсутствует.

По мнению Т.И. Зайцевой и ряда других авторов, расторжение брака не влечет прекращения общей совместной собственности супругов, следовательно, на распоряжение имуществом требуется согласие другого супруга и после расторжения брака. В частности, автор отмечает: “Удостоверяя без согласия супруга сделку по отчуждению имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, хотя бы и бывших, нотариус нарушает право собственности одного из них, поскольку факт приобретения имущества на совместно нажитые в период брака средства имеет явно более существенное значение, чем факт расторжения брака”15. . . . . ? . . ? . . . . . . . . 16.

Согласно другой точке зрения (ее придерживаются Н.В. Артемьева, О.В.Мананников, П.М. Ходырев) лица, чей брак расторгнут, супругами не являются и на них не распространяются права и обязанности супругов, предусмотренные СК РФ. Следовательно, согласие бывшего супруга на совершение сделок с недвижимым имуществом и сделок, требующих нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации, не требуется. Представители данной позиции рассуждают следующим образом: поскольку семейные правоотношения между субъектами прекратились, должны применяться нормы ГК РФ17.

Такой же точки зрения придерживаются и правоприменительные органы Самарской области.

Так, 6 апреля 2001 года между С.Е. Серебряковым (продавцом) и Г.П. Кафидовым (покупателем) был заключен договор купли-продажи гаража и хозкладовой. В этот же день Г.П. Кафидов обратился в Самарскую областную регистрационную палату с заявлением о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, представив для регистрации документы, предусмотренные ст. 17 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», в том числе заявление С.Е. Серебрякова об отсутствии супруги. 25 мая 2001 года заявитель получил извещение об отказе в государственной регистрации, при этом Самарская областная регистрационная палата потребовала, кроме представленных документов, нотариально удостоверенное согласие жены продавца, поскольку право собственности на гараж у С.Е. Серебрякова возникло в период нахождения в зарегистрированном браке.

Считая отказ Самарской областной регистрационной палаты незаконным, Г.П. Кафидов обратился в Октябрьский районный суд г. Самары. Решением Октябрьского районного суда г. Самары от 17 июля 2001 года жалоба Г.П. Кафидова на отказ Самарской областной регистрационной палаты в государственной регистрации прав на недвижимое имущество была удовлетворена по следующим основаниям: во-первых, п. 2 ст. 17 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» запрещает истребовать какие-либо дополнительные документы; во-вторых, в момент государственной регистрации С.Е. Серебряков уже не находился в зарегистрированном браке.

В своем решении суд указал, что в соответствии с п. 3 ст. 35 СК РФ необходимо получить согласие другого супруга для совершения сделок с недвижимым имуществом. Поскольку на момент совершения сделки купли-продажи гаража и хозкладовой и на момент ее государственной регистрации Н.Ю. Серебрякова не являлась супругой С.Е. Серебрякова, согласие ее как бывшей супруги в соответствии с СК РФ не требовалось18.

6 августа 2001 года Самарской областной регистрационной палатой было подано заявление на решение Октябрьского районного суда г. Самары. Рассмотрев в порядке надзора указанное заявление, Самарский областной суд не нашел оснований для принесения протеста и поддержал позицию Октябрьского районного суда г. Самары, указав следующее: “…так как на момент совершения сделки купли-продажи недвижимого имущества Серебряковы С.Е. и Н.Ю. не состояли в браке, … согласия бывшей супруги на продажу гаража и хозкладовой не требовалось”19.

Попытку разрешить имеющийся в научной литературе спор предпринял Верховный Суд РФ, рассматривая гражданское дело по иску о признании договора купли-продажи недействительным.

Так, С.О. обратилась в суд с иском к С.В. и С. о признании недействительным договора купли-продажи торгового павильона от 7 июня 2002 г. и приведении сторон в первоначальное положение, ссылаясь на то, что бывший муж продал приобретенный в период брака торговый павильон С. без ее согласия.

Решением Йошкар-Олинского городского суда от 6 декабря 2002 г. иск удовлетворен. Удовлетворяя иск, суд руководствовался п. 3 ст. 35 СК РФ и мотивировал свое решение тем, что нотариально удостоверенное согласие С.О. на отчуждение С.В. торгового павильона, который является совместной собственностью супругов, не было получено.

После рассмотрения данного дела различными инстанциями, Верховный Суд РФ, отменяя судебные постановления нижестоящих судов, указал: «Нормы ст. 35 СК РФ распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота. К указанным правоотношениям должна применяться ст. 253 ГК РФ, согласно п. 3 которой каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников»20.

Таким образом, буквальное толкование закона позволяет нам поддержать точку зрению второй группы авторов. Поскольку в п. 3 ст. 35 СК РФ не говорится о необходимости получения нотариально удостоверенного согласия бывшего супруга на распоряжение нажитым во время брака имуществом, то указанное правило поведения не должно в данном случае применяться.

Статья 35 СК РФ. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов

1. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.

2. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

3. Для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Комментарии к ст. 35 СК РФ

1. Участники совместной собственности обладают равными правами на общее имущество. Осуществление супругами правомочий владения, пользования, распоряжения общим имуществом возможно при формировании их общей воли на основе соглашения. Это правило соответствует общим положениям гражданского законодательства о владении, пользовании и распоряжении имуществом, находящимся в совместной собственности лиц (ст. 253 ГК РФ).

2. Распоряжение объектом общей совместной собственности по общему правилу может осуществляться любым из участников общей совместной собственности, а наличие согласия другого сособственника предполагается. Презумпция согласованности действий участников общей совместной собственности основана на лично-доверительном характере их взаимоотношений, предполагающем единство и общность их интересов и в части распоряжения общим имуществом. Данная презумпция может быть опровергнута в судебном порядке при условии, если другой совместный сособственник докажет, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о его несогласии на совершение данной сделки. Установлению в суде подлежит не то обстоятельство, знала ли сторона в сделке о согласии другого совместного сособственника, а то, знала ли она о ее несогласии. В связи с этим истец должен представить доказательства в обоснование своих требований не только в части того, что он был не согласен на распоряжение имуществом, но и в части того, что другая сторона знала или должна был знать об этом обстоятельстве . В этом случае доказать недобросовестность контрагента по сделке крайне затруднительно, а порой практически невозможно. В связи с этим в литературе предлагается презумпцию п. 2 ст. 35 СК РФ толковать ограничительно, т.е. только в части распоряжения наличным имуществом супругов, и не распространять ее на иные сделки, связанные с обязательствами иного имущественного характера, например совершение займа . Однако судебная практика исходит, наоборот, из расширительного толкования презумпции, установленной в п. 2 ст. 35 СК РФ .

Это интересно:  Наследство является совместно нажитым имуществом

См.: Чефранова Е.А. Имущественные отношения супругов. М., 2008. С. 23.

Следует отметить, что в п. 2 ст. 35 СК РФ не установлен срок исковой давности для признания сделки недействительной. В соответствии с общим правилом, закрепленным в п. 1 ст. 9 СК РФ, на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, за исключением случаев, когда в самом СК РФ установлен срок для защиты нарушенного права.

Вместе с тем существует и иная позиция в решении этого вопроса. Так, Л.М. Пчелинцева полагает возможным, с учетом положений ст. 4 СК РФ о применении к семейным отношениям, не урегулированным семейным законодательством, гражданского законодательства, применять к такому требованию срок исковой давности, предусмотренный п. 2 ст. 181 ГК РФ, т.е. срок в один год, который начинает течь со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о совершении сделки по распоряжению общим имуществом другим супругом без его согласия . Нельзя не согласиться с тем, что такой подход более отвечает стабильности гражданского оборота, но, в свою очередь, для его реализации необходимо внесение в СК РФ соответствующих положений, так как гражданское законодательство применяется к отношениям, не урегулированным семейным законодательством, поскольку это не противоречит существу семейных отношений. Общий же подход, реализованный в СК РФ, сводится к тому, что любое нарушенное право в области семейных правоотношений, имеющих длящийся характер, может быть защищено в исковом порядке независимо от времени, истекшего с момента его нарушения.

См.: Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу РФ. М., 2006. С. 74.

3. Единство имущественных и неимущественных отношений супругов, законодательно подкрепленное презумпцией согласия супруга на распоряжение совместно нажитым имуществом, имеет и свои исключения. Так, для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

В практике применения этих положений возник вопрос о возможности их распространения на сделки об отчуждении имущества, используемого в предпринимательской деятельности индивидуальными предпринимателями. Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ была выработана правовая позиция, в соответствии с которой норма ст. 35 СК РФ распространяется на весь объем сделок, совершаемых одним из супругов, в том числе супругом-предпринимателем, для осуществления предпринимательской деятельности или сделок, совершаемых этим супругом в сфере коммерческого оборота, если их предметом выступает недвижимое имущество, а также на все иные сделки, требующие нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации .

См.: Кнышев В.П., Потапенко С.В., Горохов Б.А. Практика применения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации / Под ред. В.М. Жуйкова. М., 2006. С. 16.

Самыми распространенными среди сделок, направленных на распоряжение недвижимостью, являются сделки, связанные с отчуждением недвижимости (продажа, мена, дарение и пр.) либо не связанные с таковым (аренда, ипотека и пр.). В этих случаях получение нотариально удостоверенного согласия на совершение сделки необходимо не только от супруга лица, производящего отчуждение недвижимого имущества (обременяющего недвижимость), но и от супруга другой стороны (покупателя либо лица, которому имущество переходит по договору мены и т.д.). На супруга одаряемого данное требование закона не распространяется ввиду того, что имущество одаряемому переходит в собственность безвозмездно.

Общепринятым в нотариальной практике является подход, в соответствии с которым нотариально удостоверенное согласие может быть различного содержания — от более общих , но минимально необходимых условий до более конкретных условий. Например, супруг может установить минимальную цену, за которую возможно продать имущество, и порядок получения денежной суммы, установленной в качестве цены (к примеру, единовременная ее уплата до подписания договора и недопустимость рассрочки платежей), может указать персонального покупателя, предложить свои требования к оформлению передачи отчуждаемого имущества и т.п.

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 24 января 2008 г. N 29-О-О Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Коноплевой Ирины Анатольевны и Широковой Людмилы Владимировны на нарушение их конституционных прав пунктом 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации» // Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии. 2008. N 8.

Долгое время оставался в судебной практике спорным вопрос о том, требуется ли нотариально удостоверенное согласие бывшего супруга на отчуждение недвижимого имущества, приобретенного в период брака, если брак между супругами расторгнут и отчуждение имущества производится титульным собственником. С одной стороны, если после прекращения брака раздела совместно нажитого имущества не было, то режим совместной собственности на общее имущество у бывших супругов не прекращается, с другой стороны, п. 3 ст. 35 СК РФ распространяется на супругов, а не на лиц, утративших этот семейно-правовой статус. В Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 января 2005 г. N 12-В04-8 в этой части были даны следующие разъяснения. Нормы ст. 35 СК РФ распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота. К указанным правоотношениям должна применяться ст. 253 ГК РФ, согласно п. 3 которой каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом. Такая сделка является оспоримой, а не ничтожной .

БВС РФ. 2005. N 9.

Этот подход, выработанный Верховным Судом РФ, не лишен недостатков, так как фактически ведет к ущемлению прав другого нетитульного собственника. Как уже отмечалось, оспорить такие сделки практически невозможно, при этом другой бывший супруг вправе самостоятельно совершить распорядительные сделки с особо ценными объектами, входящими в состав супружеского имущества, сразу после прекращения брака. Более того, даже если это не успеет произойти в силу каких-то обстоятельств, нетитульному собственнику, прежде чем предъявлять права на долю в таком имуществе, вначале необходимо обратиться в суд с требованием о признании за ним права совместной собственности на это имущество.

Также следует обратить внимание и на то, что нотариально удостоверенное согласие требуется в случае совершения одним из супругов сделки, подлежащей именно государственной, а не какой-либо иной регистрации. Поэтому для совершения одним из супругов сделок с ценными бумагами не требуется нотариально удостоверенного согласия другого супруга, так как действующее законодательство не содержит указаний на обязательность регистрации сделки с ценными бумагами (в том числе с акциями) .

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации» // БВС РФ. 2002. N 6.

Неодинаковый подход наблюдается в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах в вопросе о том, можно ли регистрировать сделку по распоряжению совместно нажитым имуществом в случае, если на момент подачи документов на регистрацию сделки нотариально удостоверенное согласие было представлено, но до момента регистрации сделки было отозвано супругом. В соответствии с п. 3 ст. 433 ГК РФ договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. Согласно п. 7 ст. 16 Федерального закона от 21 июля 1997 г. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» сделка считается зарегистрированной со дня внесения записи о сделке в Единый государственный реестр прав. Поэтому даже если договор изначально был нотариально удостоверен, днем заключения договора будет день его регистрации и если на момент регистрации единого согласия между супругами на распоряжение недвижимостью не будет, в регистрации сделки необходимо отказывать.

См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 марта 2003 г. N 5-В03-34 // СПС «Гарант».

В СК РФ нет специальной нормы о праве супругов заключать между собой сделки. Поэтому в литературе можно встретить разнообразные научные позиции . Между тем согласно общеизвестному принципу на частноправовые отношения распространяется режим «разрешено все, что не запрещено законом». Поэтому полностью исключать возможность совершения межсупружеских сделок не следует, но при этом необходимо учитывать и специфику семейных отношений. Например, передача жилого помещения из раздельной собственности одного супруга в раздельную собственность другого посредством заключения брачного договора, полагаем, невозможна или заключение между супругами договоров пожизненной ренты или пожизненного содержания с иждивением противоречит существу семейных отношений, так как в силу самого факта заключения брака супруги обязаны заботиться и материально поддерживать друг друга.

См.: Чашкова С.Ю. Правовой режим жилых помещений в брачном договоре // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. N 1; Белов В.А. Занимательная цивилистика // Законодательство. 2003. N 6, 7 и др.

Нет единства в практике регистрационных служб относительно допустимости регистрации сделок в случае возмездного приобретения супругами имущества в общую долевую собственность, участниками которой будут являться оба супруга.

Некоторые регистраторы придерживаются мнения, что и без брачного договора супруги могут купить имущество в долевую собственность, определив в договоре свои доли только равными. Они обосновывают свою позицию тем, что определение долей неравными при наличии совместной собственности супругов на эти доли вводит супругов в заблуждение, так как фактически каждая доля находится в общей совместной собственности супругов, что влечет равенство прав супругов на приобретенное имущество в целом.

Другие считают, что супруги имеют право определять при покупке имущества размер доли каждого из них по своему усмотрению без предварительного заключения брачного договора. Есть и те, которые считают вообще невозможным заключение указанных договоров (как с определением равных, так и с определением неравных долей) без предварительного заключения брачного договора.

Как представляется, определение доли каждого из супругов в праве собственности есть не что иное, как частный случай соглашения о разделе общего имущества . Не только брачный договор или соглашение о разделе имущества являются единственно возможными способами изменения режима отдельных вещей, нажитых в браке, допустимы и иные формы урегулирования имущественных отношений супругов, в связи с чем полагаем возможным установление в период брака долевой собственности на приобретаемые в собственность супругов объекты без заключения брачного договора.

15. Управление общим имуществом (Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов)

Владение, пользование и распоряжение общим имуще­ством супругов. В соответствии с п. 1 ст. 35 СК владение, пользо­вание и распоряжение имуществом, находящимся в совмест­ной собственности супругов, осуществляются по их обоюдному согласию. Это правило соответствует общим положениям граж­данского законодательства (ст. 253 ГК) о владении, пользова­нии и распоряжении имуществом, находящимся в совместной собственности лиц.

Исходя из равенства прав обоих супругов на совместную собственность предполагается, что при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом он дей­ствует с согласия другого супруга (п. 2 ст. 35 СК, п. 2 ст 253 ГК). Таким образом, законом установлена презумпция (предполо­жение) согласия другого супруга на акт распоряжения общим имуществом, а это означает, что лицу, заключающему сделку с одним из супругов, не нужно проверять, согласен ли на сделку другой супруг, требовать представления доверенности от пос­леднего, а следует исходить из факта его согласия. Иное ре­шение законодателем данного вопроса привело бы к значи­тельному затруднению гражданского оборота. Предположение о наличии согласия супруга на совершение сделки по распо­ряжению общим имуществом другим супругом на практике мо­жет не соответствовать действительному положению дел. В та­ком случае супруг, чье согласие на сделку получено не было, вправе обратиться за защитой своих нарушенных прав в суд и оспорить такую сделку. Вместе с тем его требование о призна­нии сделки недействительной может быть удовлетворено су­дом лишь в том случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки, то есть дей­ствовала заведомо недобросовестно. Указанное в п. 2 ст. 35 СК специальное условие, необходимое для удовлетворения иска супруга о признании сделки недействительной, направлено на защиту законных интересов добросовестных контрагентов в сделках и упрощение правил гражданского оборота. На требование супруга по п. 2 ст. 35 СК о признании сделки по распоря­жению общим имуществом, совершенной другим супругом, недействительной по мотиву отсутствия согласия супруга — истца Семейным кодексом срок исковой давности не установ­лен, что нельзя признать правильным. С учетом положений ст. 4 СК о применении к семейным отношениям, не урегули­рованным семейным законодательством, гражданского законо­дательства, представляется возможным применить к такому требованию срок исковой давности, предусмотренный п. 2 ст. 181 ГК, то есть применительно к рассматриваемой ситуации один год со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о совер­шении сделки другим супругом без его согласия. Отсутствие же срока исковой давности по требованиям данного вида будет вли­ять на стабильность и правовую определенность гражданского оборота. Тем более на практике встречаются ситуации, когда супруг знал об отчуждении имущества другим супругом и не высказывал возражений по существу сделки, молчаливо ее одоб­ряя. Естественно, это субъективно расценивалось сторонами в сделке как согласие всех заинтересованных лиц на совершение сделки. Однако затем в силу изменения обстоятельств, в основ­ном связанных с разводом и разделом имущества, этот супруг заявлял о своем несогласии с совершенной сделкой.

Это интересно:  Повышение пенсии с 1 января 2019 года - неработающим пенсионерам, будет ли минимальной, по потере кормильца

Правило о презумпции согласия супруга на совершение сделки по распоряжению общим имуществом другим супругом не распространяется на сделки одного из супругов по распоря­жению недвижимостью и сделки, требующие нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке. Для совершения такого вида сделок одним из супругов необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга (п. 3 ст. 35 СК). К недвижимости (недвижимому имуществу) закон относит земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все объекты, которые связаны с землей так, что их перемещение невозможно без несоразмер­ного ущерба их назначению, в том числе леса и многолетние насаждения, жилые и нежилые помещения, здания, сооруже­ния, кондоминиумы, предприятия как имущественные комп­лексы (ст. 130 ГК и ст. 1 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижи­мое имущество и сделок с ним». Далее — Закон о государствен­ной регистрации прав на недвижимое имущество) * .

* СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3594.

Круг сделок, подлежащих нотариальному удостоверению и (или) государственной регистрации, определен в ГК. Так, например, обязательному нотариальному удостоверению под­лежит договор об ипотеке, договор о залоге движимого иму­щества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен (ст. 339 ГК), договор ренты (ст. 584 ГК). Государственной реги­страции требуют: договор об ипотеке (ст. 339 ГК); договор про­дажи недвижимости (ст. 551 ГК); договор продажи предприя­тия (ст. 560 ГК); договор дарения недвижимости (ст. 574 ГК); договор аренды недвижимого имущества (ст. 609 ГК); договор аренды здания или сооружения (ст. 651 ГК); договор аренды предприятия (ст. 657 ГК); договор доверительного управления недвижимым имуществом (ст. 1017 ГК). В период до введения в действие Закона о государственной регистрации прав на не­движимое имущество, то есть до 30 января 1998 г., сохраняли силу правила об обязательном нотариальном удостоверении таких договоров, как продажа, дарение, мена недвижимости * . В случаях, предусмотренных законом, наряду с государствен­ной регистрацией может осуществляться специальная регист­рация (п. 2 ст. 131 ГК).

* См.: Ст. 7 Федерального закона от 26 января 1996 г. № 15- ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 411.

Как видим, перечисленные выше сделки могут иметь с точки зрения последствий важное значение для семьи в целом, поэто­му для их совершения необходимо четко выраженное согласие обоих супругов. В тех случаях, когда сделка по распоряжению общим недвижимым имуществом или сделка, совершенная с общим имуществом, требующая нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации, была заключена одним из супругов без предварительно полученного нотариально удосто­веренного согласия другого супруга, такая сделка является оспоримой. Супруг, чье право было нарушено, вправе требовать признания совершенной сделки недействительной в судебном порядке (п. 3 ст. 35 СК). Такое требование в силу прямого ука­зания закона может быть предъявлено в течение одного года со дня, когда супруг, чье согласие не было получено, узнал или должен был узнать о совершении такой сделки.

При удовлетворении судом требований одного из супругов о признании сделки другого супруга по распоряжению общим имуществом недействительной применяются правила граждан­ского законодательства. Они заключаются в том, что недей­ствительные сделки не влекут никаких юридических послед­ствий и недействительны с момента их совершения. Отсюда следует, что каждая из сторон должна вернуть другой сторо­не все полученное по сделке, а в случае невозможности воз­вратить полученное в натуре — возместить его стоимость в деньгах (ст. 167 ГК).

В СК нет специальной нормы о праве супругов заключать между собой сделки. Однако такое право у супругов безуслов­но существует как у субъектов, наделенных гражданской пра­воспособностью и дееспособностью (ст. 17, 18, 21 ГК). Они мо­гут совершать друг с другом любые сделки, не противореча­щие закону. Обычно это безвозмездные сделки (договор даре­ния, договор поручения), что объясняется спецификой семей­ных отношений.

*2. Правовой режим общего имущества супругов.

Общее имущество супругов (имущество, нажитое в браке) признается законом (ст. 34 СК РФ) совместной собственностью супругов. Этот установленный законом правовой режим собственности на общее имущество супругов именуется законным режимом имущества супругов.

Суть этого режима состоит в том, что каждый из супругов имеет право собственности на все имущество, а не на какую-либо его долю. Пока существует совместная собственность, доли супругов не выделяются. Выделение долей производится только при разделе общего имущества супругов или необходимости выделения из него доли одного из супругов (например, при необходимости наложения взыскания на имущество по долгам одного из супругов).

Каждый из супругов имеет равное право на общее имущество независимо от того, каков был его заработок (доход), в чем заключалось участие в приобретении того или иного имущества. Права супругов признаются равными и в тех случаях, когда один из супругов вообще не работает, а занят ведением домашнего хозяйства и уходом за детьми или по другим уважительным причинам не имеет самостоятельного дохода (например, является инвалидом).

Супруги как равноправные сособственники владеют, пользуются и распоряжаются общим имуществом по взаимному согласию с целью удовлетворения своих интересов, интересов своих детей и других членов семьи.

Сделки по распоряжению общим имуществом (продажа, дарение и т.п.) супруги могут совершать не только сообща, но и каждый в отдельности. При этом согласие на это другого супруга предполагается, и доверенности от него не требуется. Поэтому сделка, совершенная одним из супругов без согласия другого, может быть признана судом недействительной по требованию последнего только при том условии, если будет доказан тот факт, что вторая сторона в сделке знала или должна была знать о возражении супруга против данной сделки (п. 2 ст. 35 СК РФ), т.е. действовала недобросовестно. В случае признания сделки недействительной применяются правила п. 2 ст. 167 ГК РФ, т.е. обе стороны по сделке возвращаются в первоначальное положение.

Например, жена продала своей знакомой картину, которую приобрел ее муж, и которая в силу закона являлась совместной собственностью супругов. Жене картина не нравилась, и она хотела ее продать, муж категорически возражал. Об этом знала знакомая жены, которая часто бывала у супругов в доме. Узнав о продаже картины, муж потребовал ее возврата. Знакомая жены, ссылаясь на законность ее приобретения, отказалась ее вернуть. Муж предъявил иск в суд о признании договора купли-продажи недействительным. Суд на основании п. 2 ст. 35 СК РФ иск удовлетворил. Картина была возвращена супругам, а деньги, полученные за нее женой, – приобретательнице картины.

Иные правила применяются к сделкам, совершаемым одним из супругов по распоряжению общим недвижимым имуществом (например, продажа жилого дома, дачи или гаража, оформленного на его имя), или на другие сделки, требующие нотариального удостоверения или регистрации. Такие сделки могут быть совершены одним супругом только после получения нотариально удостоверенного согласия другого супруга (ст. 35 СК РФ). Соблюдение требования о предварительном согласии супругов на заключение сделки обеспечивается органами, на которые возложена государственная регистрация сделок, и нотариусами. Например, нотариус при удостоверении договора купли-продажи жилого дома, совершаемого одним из супругов, должен выяснить правовой режим дома. Если он является совместной собственностью супругов (хотя и зарегистрирован на имя супруга, совершающего сделку), то удостоверение договора возможно только после получения согласия другого супруга, которое нотариус, оформляющий сделку, выявляет и удостоверяет.

В тех же случаях, когда такая сделка вопреки закону была совершена, она признается судом недействительной по требованию супруга, чьи права были нарушены. Иск может быть предъявлен в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении противозаконной сделки (ст. 35 СК РФ).

Личное имущество супругов принадлежит каждому из них на праве личной (частной) собственности (ст. 36 СК РФ), поэтому своим личным имуществом муж и жена владеют, пользуются и распоряжаются самостоятельно. Каждый из них по собственному усмотрению вправе продать, подарить, обменять и другим способом распорядиться своим имуществом. При разделе общего имущества супругов личное имущество супругов не учитывается.

Личное имущество одного из супругов может быть признано общим имуществом супругов в случае, если оно существенно увеличилось в своей стоимости (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и др.) вследствие трудовых или денежных затрат, произведенных за счет общего имущества или личного имущества другого супруга (ст. 37 СК РФ).

Например, если супругу до брака принадлежал полуразвалившийся дом, а во время брака за счет общих средств дом был отремонтирован, благоустроен, увеличена его площадь, его стоимость значительно увеличилась. Если суд будет производить раздел имущества супругов, он признает этот дом общим имуществом супругов и произведет его раздел по нормам СК РФ о разделе общего имущества.

Статья написана по материалам сайтов: lawbook.online, rulaws.ru, studfiles.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector