+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Статья 1222.1 ГК РФ. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора

Статья 1222.1. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора
[Гражданский кодекс РФ] [Глава 68] [Статья 1222.1]

1. К обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора, применяется право, подлежащее применению к договору, а если договор не был заключен, применяется право, которое применялось бы к договору, если бы он был заключен.

2. Если применимое право не может быть определено в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, право, подлежащее применению, определяется в соответствии со статьями 1219 и 1223.1 настоящего Кодекса.

1 комментарий к записи “Статья 1222.1 ГК РФ. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора”

Статья 1222.1. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора

Комментарий к статье 1222.1

1. Пункт 1 комментируемой статьи содержит коллизионную норму для обязательств, возникающих вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора. Данный институт является новым для российского законодательства и введен в действие Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ.
В соответствии с Концепцией совершенствования гражданского законодательства (п. 3.7.2) предлагается установить в ГК РФ правила о преддоговорной ответственности, которые должны заключаться в следующем:
— любой участник гражданского оборота свободен проводить переговоры, предшествующие заключению договора, и не несет ответственности за недостижение согласия с потенциальным контрагентом, однако сторона, которая ведет или прерывает переговоры недобросовестно, является ответственной за потери, причиненные другой стороне;
— возможными критериями недобросовестности могут, в частности, являться вступление стороны в переговоры или их продолжение при отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной, получение необоснованных благ от раскрытия информации в ходе переговоров другой стороной;
— обеспечение сохранности конфиденциальной информации: если конкретная информация передается одной стороной в качестве конфиденциальной в процессе переговоров другой стороне, то последняя обязана не раскрывать эту информацию или не использовать ее ненадлежащим образом для собственных целей независимо от того, заключен ли впоследствии договор, за нарушение указанной обязанности сохранения информации законодательство может предусматривать не просто взыскание убытков, а получение компенсации, равной или превышающей ту выгоду, которую получила другая сторона .
———————————
Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г.) // СПС «КонсультантПлюс».

Несмотря на то что отдельного общего правила о так называемой преддоговорной ответственности в ГК РФ нет, в действующем законодательстве можно найти несколько норм, связанных с ведением переговоров и установлением ответственности за необоснованное их прерывание.
Так, ст. 445 ГК РФ устанавливает специальные правила для заключения договора в обязательном порядке. В случаях, когда в соответствии с ГК РФ или иными законами для стороны, которой направлена оферта (проект договора), заключение договора обязательно, эта сторона должна направить другой стороне извещение об акцепте, либо об отказе от акцепта, либо об акцепте оферты на иных условиях (протокол разногласий к проекту договора) в течение 30 дней со дня получения оферты. Согласно п. 4 указанной нормы, если сторона, для которой в соответствии с ГК РФ или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. При этом сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения договора, должна возместить другой стороне причиненные этим убытки. Таким образом, санкцией в приведенном случае за недобросовестное ведение переговоров являются убытки.
Специальное правило о преддоговорной ответственности можно найти в ст. 507 ГК РФ, посвященной урегулированию разногласий при заключении договора поставки. В случае, когда при заключении договора поставки между сторонами возникли разногласия по отдельным условиям договора, сторона, предложившая заключить договор и получившая от другой стороны предложение о согласовании этих условий, должна в течение 30 дней со дня получения этого предложения, если иной срок не установлен законом или не согласован сторонами, принять меры по согласованию соответствующих условий договора либо письменно уведомить другую сторону об отказе от его заключения. Поскольку договор поставки заключается между предпринимателями, постольку законодатель устанавливает специальные правила при согласовании такого предпринимательского договора в связи с тем, что недобросовестное ведение переговоров может причинить убытки предпринимателям. Поэтому сторона, получившая предложение по соответствующим условиям договора, но не принявшая мер по согласованию условий договора поставки и не уведомившая другую сторону об отказе от заключения договора в течение 30 дней со дня получения предложения, обязана возместить убытки, вызванные уклонением от согласования условий договора.
Нормы о преддоговорной ответственности есть и в правилах о продаже предприятия. До подписания договора в соответствии с п. 2 ст. 561 ГК РФ должны быть составлены и рассмотрены сторонами следующие документы: акт инвентаризации; бухгалтерский баланс; заключение независимого аудитора о составе и стоимости предприятия, а также перечень всех долгов (обязательств), включаемых в состав предприятия, с указанием кредиторов, характера, размера и сроков их требований. В этом случае ответственности в виде возмещения причиненных убытков при недобросовестном поведении одной из сторон при заключении договора нет. Однако отсутствие указанных выше документов будет являться основанием для признания такого договора недействительным по правилам п. 2 ст. 560 ГК РФ. Так, из п. 1 ст. 560 ГК РФ следует, что требование о необходимости приложения этих документов относится к форме договора, несоблюдение которой в силу п. 2 той же статьи влечет его недействительность. Санкцией за недобросовестное поведение при купле-продаже предприятия может быть недействительность такой сделки.
Таким образом, существуют отдельные специальные правила о возможности применения мер ответственности (например, взыскиваются убытки) за определенные действия на стадии заключения договоров (например, уклонение от заключения договора, когда его заключение обязательно, или непринятие мер по согласованию условий договора поставки). Однако приведенными примерами сфера применения института преддоговорной ответственности не ограничивается. С 1 марта 2013 г. вступили в силу правила п. 3 и 4 ст. 1 ГК РФ, в соответствии с которыми введен принцип добросовестности. При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.
Этот принцип должен действовать на всех стадиях хозяйственной деятельности участников гражданского оборота, в том числе и на стадии ведения переговоров. Само правило п. 3 ст. 1 ГК РФ гласит, что участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно не только при осуществлении и защите гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей, но и при установлении гражданских прав и обязанностей. То есть еще на стадии приобретения гражданских прав, а значит, и на стадии ведения переговоров о заключении договоров.
Нельзя при этом не отметить, что указанный принцип действует одновременно с принципом свободы договора, предполагающим, что участники гражданских правоотношений могут свободно вести переговоры с неограниченным кругом потенциальных клиентов на предмет заключения договора, предлагать более подходящие для них условия заключения договора. Однако, если потенциальный контрагент не стремится заключить договор с конкретным участником гражданского оборота вовсе, а совершает действия с целью отвлечь такого участника от заключения договора со своим конкурентом или необоснованно прекращает ведение переговоров, чем причиняет убытки лицу, с которым вел переговоры, в этой ситуации последний является незащищенным. Переговоры по заключению договоров, особенно когда речь идет о дорогостоящих контрактах, могут повлечь не только временные, но и значительные финансовые затраты для бизнеса, поэтому в иностранных правопорядках есть нормы права, позволяющие при недобросовестном поведении субъектов на стадии переговоров привлекать их к имущественной ответственности. В связи с этим, если субъект вступает в переговоры не с целью заключить сделку, а с целью причинить вред своему потенциальному контрагенту, в том числе тем, что последний упустит возможность заключить подобный договор с другими лицами, такие действия могут быть квалифицированы как злоупотребление правом согласно ст. 10 ГК РФ.
Отметим, что с 1 марта 2013 г. правила ст. 10 ГК РФ претерпели значительные изменения. Если отказ в защите права при злоупотреблении правом как способ защиты не мог бы в полной мере удовлетворить интересы пострадавшего от недобросовестного ведения переговоров лица, то новые правила ст. 10 ГК РФ позволяют при злоупотреблении правом требовать возмещения убытков. В соответствии с п. 4 ст. 10 ГК РФ, если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков. Согласно п. 5 ст. 10 ГК РФ в перечисленных случаях разумность и добросовестность предполагаются, а это значит, что пострадавшая от недобросовестного ведения переговоров сторона будет нести бремя доказывания.
Таким образом, введение принципа добросовестности, действующего на стадии установления гражданских прав (п. 3 ст. 1 ГК), и возможность взыскать убытки по правилам п. 4 ст. 10 ГК РФ дают основания говорить о введении института преддоговорной ответственности в российском законодательстве. В отличие от российского законодательства, для которого институт преддоговорной ответственности нов, в других странах разработаны различные теории преддоговорной ответственности на основе законодательства и судебной практики.
Так, в Германии доктрина преддоговорной ответственности впервые была обоснована Р. Иерингом, который выделил основания преддоговорной ответственности, ее виды и понятие. Возмещение убытков при преддоговорной ответственности основывалось им на договорном, а не на деликтном иске. При этом Р. Иеринг считал необходимым условием для применения преддоговорной ответственности виновность лица. Таким образом, по мнению Р. Иеринга, лицо было виновно в возникновении у контрагента убытков, связанных с заключением недействительного или не оформленного надлежащим образом договора, и указанное лицо виновно в том, что у контрагента возникло ощущение, что заключенный договор имеет силу .
———————————
Цит. по: Гницкевич К.В. Доктрина Culpa in contrahendo в немецкой цивилистике второй половины 19 века // Закон. 2007. N 1. С. 4, 41 и др.

Преддоговорная ответственность в ГГУ закрепляется в отдельных статьях. Например, § 118 ГГУ устанавливает, что волеизъявление, сделанное без серьезного намерения в расчете на то, что отсутствие такого намерения будет замечено, недействительно. В § 122 ГГУ закреплено правило о том, что если волеизъявление считается недействительным согласно § 118 либо оспорено на основании § 119, 120, то лицо, изъявившее волю, должно при условии, что волеизъявление следовало сделать определенному лицу, возместить этому лицу (а в противном случае любому третьему лицу) убытки, понесенные другой стороной или третьим лицом вследствие их уверенности в действительности волеизъявления, однако не свыше размера выгоды, которую другая сторона или третье лицо извлекли бы в случае действительности волеизъявления. Обязанность возместить убытки исключается, если потерпевший знал об основаниях недействительности или оспоримости волеизъявления или не знал об этом вследствие неосторожности (но должен был знать) .
———————————
Гражданское уложение Германии: Вводный закон к Гражданскому уложению / Пер. с нем.; Науч. ред. В. Бергманн и др. 3-е изд., перераб. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 95.

Это интересно:  Статья 1519 ГК РФ. Исключительное право на наименование места происхождения товара

Таким образом, лицо несет ответственность за действительность своего волеизъявления, если другая сторона обоснованно могла надеяться на действительность такого волеизъявления. Убытки в этом случае ограничены размером выгоды, которую лицо могло бы получить в случае действительности волеизъявления.
В соответствии с § 869 Всеобщего гражданского кодекса Австрии согласие на заключение договора должно быть выражено свободно, серьезно, определенно и понятно. Лицо, которое с целью обделения другого лица прибегает к неясным выражениям или предпринимает какие-либо действия только для видимости, обязано возместить причиненный вред и упущенную выгоду пострадавшему от его действий лицу . В этом случае условиями преддоговорной ответственности является виновное поведение лица с целью обделения другого лица и наличие убытков у пострадавшей стороны.
———————————
Всеобщий гражданский кодекс Австрии / Пер. с нем. С.С. Маслов. М.: Инфотропик Медиа, 2011. С. 151.

Согласно ст. 1382 Французского гражданского кодекса любое действие человека, причиняющего другому вред, обязывает лицо, виновное в его причинении, этот вред возместить . Принцип генерального деликта, заложенный в указанной статье, позволяет участникам переговоров возместить вред, причиненный недобросовестными действиями лица, участвующего в переговорах. Таким образом, если Р. Иеринг считал, что преддоговорная ответственность связана с неким договором, то во Франции преддоговорная ответственность является деликтным правоотношением.
———————————
Гражданский кодекс Франции (Кодекс Наполеона) / Пер. с фр. В.Н. Захватаева. М.: Инфотропик Медиа, 2012. С. 377.

В англо-американском праве преддоговорная ответственность связывается с нарушением специального обещания. В ходе переговоров одна из сторон может дать обещание, подтверждающее ее намерение заключить договор, рассчитывая на которое вторая сторона произведет определенные расходы. Если первая сторона знает, что вторая, полагаясь на обещание, произведет расходы, то обещавшая сторона не вправе прервать переговоры, не возместив указанные расходы .
———————————
Кучер А.Н. Теория и практика преддоговорного этапа: юридический аспект. М.: Статут, 2005. С. 239.

Таким образом, природа преддоговорной ответственности в разных правопорядках рассматривается по-разному: и в рамках договорного обязательства, и в рамках деликта. Видимо, поэтому законодатель при определении коллизионной привязки использует в этом случае не термин «преддоговорная ответственность», а понятие «обязательства, возникающие вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора». Таким образом, появление этой коллизионной нормы является своевременным.
2. Общим правилом при определении применимого права к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора, является отсылка к праву, которое подлежит применению к самому договору, а если договор не был заключен, то к праву, которое применялось бы к договору, если бы он был заключен. Данная коллизионная привязка совершенно оправданна, поскольку отношения по преддоговорным контактам сторон и преддоговорной ответственности тесно связаны с самим договором.
Данная коллизионная привязка полностью соответствует правилам норм Регламента N 864/2007 Европейского Парламента и Совета Европейского союза «О праве, подлежащем применению к внедоговорным обязательствам («Рим II»)», участницей которого Россия не является. В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации отмечается, что указанный Регламент является результатом многолетней работы и представляет собой важный шаг в развитии коллизионного права Европейского союза, а сам характер коллизионных норм, обращенных к отношениям с иностранным элементом, делает особенно необходимым надлежащий учет апробированных международных подходов . Поэтому нормы этого Регламента были использованы при разработке изменений в часть третью ГК РФ.
———————————
Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации // СПС «КонсультантПлюс».

В соответствии с § 1 ст. 12 Регламента N 864/2007 («Рим II») правом, подлежащим применению к внедоговорному обязательству, возникающему вследствие деловых переговоров, предшествующих заключению договора, независимо от того, был ли фактически заключен договор или нет, является право, которое применяется к договору или которое подлежало бы применению к нему, если бы договор был заключен.
В случае если право, подлежащее применению, не может быть определено в соответствии с вышеназванным правилом, то по правилам § 2 ст. 12 Регламента правом, подлежащим применению, является:
a) право страны, где наступает вред, независимо от того, в какой стране произошел юридический факт, влекущий наступление вреда, и в какой стране или в каких странах наступают косвенные последствия данного юридического факта; или
b) когда стороны имеют свое обычное место жительства в одной и той же стране в момент, когда происходит юридический факт, влекущий наступление вреда, — право этой страны;
c) когда из всех обстоятельств дела вытекает, что внедоговорное обязательство, возникающее вследствие деловых переговоров, предшествующих заключению договора, имеет явно более тесные связи с другой страной, чем та, которая указана в пунктах «a» и «b», — право этой другой страны.
По сути похожие правила содержатся в п. 2 комментируемой статьи. Если применимое право не может быть определено в соответствии с п. 1 этой статьи, право, подлежащее применению, определяется в соответствии со ст. 1219 и 1223.1 ГК РФ. Право не может быть, например, определено, когда стороны не достигли согласия о природе заключаемого договора (поставка или подряд, мена или купля-продажа и т.п.). В этом случае законодатель отсылает нас к коллизионным привязкам, применяемым для обязательств, возникающих вследствие причинения вреда.
Таким образом, если нельзя определить применимое право в отношении преддоговорной ответственности по праву, применимому к заключаемому договору, к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора, применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда (например, страна, где велись переговоры). В случае, когда в результате недобросовестного ведения переговоров вред наступает в другой стране, может быть применено право этой страны, если сторона, которая вела себя недобросовестно, предвидит или должна была предвидеть наступление вреда в этой стране.
Если стороны обязательства, возникающего вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора, имеют место жительства или основное место деятельности в одной и той же стране, то применяется право этой страны. Если стороны данного обязательства имеют место жительства или основное место деятельности в разных странах, но являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, то применяется право этой страны.
Указанные выше два правила действуют, если между сторонами обязательства, возникающего вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора, не заключено соглашение о праве, подлежащем применению к этому обязательству (ст. 1223.1 ГК).
Таким образом, для соблюдения принципа автономии воли сторон и усиления правовой определенности стороны в соответствии с вышеназванным правилом имеют возможность выбрать право, подлежащее применению к обязательству, возникающему вследствие недобросовестного ведения переговоров. Однако ст. 1223.1 ГК РФ устанавливает пределы автономии воли сторон при выборе применимого права. Во-первых, выбранное сторонами право применяется без ущерба для прав третьих лиц; во-вторых, если недобросовестное ведение переговоров и наступившие в результате этого убытки связаны только с одной страной, выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм права той страны, с которой связаны все касающиеся существа отношений сторон обстоятельства.

Статья 1222.1. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора

1. К обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора, применяется право, подлежащее применению к договору, а если договор не был заключен, применяется право, которое применялось бы к договору, если бы он был заключен.

2. Если применимое право не может быть определено в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи; право, подлежащее применению, определяется в соответствии со статьями 1219 и 1223.1 настоящего Кодекса. (Статья дополнительно включена с 1 ноября 2013 года Федеральным законом от 30 сентября 2013 года N 260-ФЗ)

Комментарий к статье 1222.1 ГК РФ

1. Пункт 1 комментируемой статьи содержит коллизионную норму для обязательств, возникающих вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора. Данный институт является новым для российского законодательства и введен в действие Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ.

В соответствии с Концепцией совершенствования гражданского законодательства (п. 3.7.2) предлагается установить в ГК РФ правила о преддоговорной ответственности, которые должны заключаться в следующем:

— любой участник гражданского оборота свободен проводить переговоры, предшествующие заключению договора, и не несет ответственности за недостижение согласия с потенциальным контрагентом, однако сторона, которая ведет или прерывает переговоры недобросовестно, является ответственной за потери, причиненные другой стороне;

— возможными критериями недобросовестности могут, в частности, являться вступление стороны в переговоры или их продолжение при отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной, получение необоснованных благ от раскрытия информации в ходе переговоров другой стороной;

— обеспечение сохранности конфиденциальной информации: если конкретная информация передается одной стороной в качестве конфиденциальной в процессе переговоров другой стороне, то последняя обязана не раскрывать эту информацию или не использовать ее ненадлежащим образом для собственных целей независимо от того, заключен ли впоследствии договор, за нарушение указанной обязанности сохранения информации законодательство может предусматривать не просто взыскание убытков, а получение компенсации, равной или превышающей ту выгоду, которую получила другая сторона .

Таким образом, Концепция совершенствования гражданского законодательства предлагает установить разумный компромисс между принципом добросовестности и принципом свободы договора, а также критерии недобросовестного поведения на стадии переговоров. Указанные предложения нашли свое закрепление в ст. 434.1 Переговоры о заключении договора» проектной редакции ГК РФ . Однако данные правила являются пока всего лишь предложениями. В литературе можно встретить понятие «преддоговорная ответственность». Отметим, что термин «преддоговорная ответственность» сам по себе, как отмечает А.Н. Кучер, не квалифицирует ответственность как особую, отличную от деликтной, договорной, квазиделиктной или квазидоговорной, а просто указывает на временную стадию, недолжное поведение на которой влечет такую ответственность .

Несмотря на то что отдельного общего правила о так называемой преддоговорной ответственности в ГК РФ нет, в действующем законодательстве можно найти несколько норм, связанных с ведением переговоров и установлением ответственности за необоснованное их прерывание.

Так, ст. 445 ГК РФ устанавливает специальные правила для заключения договора в обязательном порядке. В случаях, когда в соответствии с ГК РФ или иными законами для стороны, которой направлена оферта (проект договора), заключение договора обязательно, эта сторона должна направить другой стороне извещение об акцепте, либо об отказе от акцепта, либо об акцепте оферты на иных условиях (протокол разногласий к проекту договора) в течение 30 дней со дня получения оферты. Согласно п. 4 указанной нормы, если сторона, для которой в соответствии с ГК РФ или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. При этом сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения договора, должна возместить другой стороне причиненные этим убытки. Таким образом, санкцией в приведенном случае за недобросовестное ведение переговоров являются убытки.

Это интересно:  Статья 228 ГПК РФ. Обязательность ведения протокола

Специальное правило о преддоговорной ответственности можно найти в ст. 507 ГК РФ, посвященной урегулированию разногласий при заключении договора поставки. В случае, когда при заключении договора поставки между сторонами возникли разногласия по отдельным условиям договора, сторона, предложившая заключить договор и получившая от другой стороны предложение о согласовании этих условий, должна в течение 30 дней со дня получения этого предложения, если иной срок не установлен законом или не согласован сторонами, принять меры по согласованию соответствующих условий договора либо письменно уведомить другую сторону об отказе от его заключения. Поскольку договор поставки заключается между предпринимателями, постольку законодатель устанавливает специальные правила при согласовании такого предпринимательского договора в связи с тем, что недобросовестное ведение переговоров может причинить убытки предпринимателям. Поэтому сторона, получившая предложение по соответствующим условиям договора, но не принявшая мер по согласованию условий договора поставки и не уведомившая другую сторону об отказе от заключения договора в течение 30 дней со дня получения предложения, обязана возместить убытки, вызванные уклонением от согласования условий договора.

Нормы о преддоговорной ответственности есть и в правилах о продаже предприятия. До подписания договора в соответствии с п. 2 ст. 561 ГК РФ должны быть составлены и рассмотрены сторонами следующие документы: акт инвентаризации; бухгалтерский баланс; заключение независимого аудитора о составе и стоимости предприятия, а также перечень всех долгов (обязательств), включаемых в состав предприятия, с указанием кредиторов, характера, размера и сроков их требований. В этом случае ответственности в виде возмещения причиненных убытков при недобросовестном поведении одной из сторон при заключении договора нет. Однако отсутствие указанных выше документов будет являться основанием для признания такого договора недействительным по правилам п. 2 ст. 560 ГК РФ. Так, из п. 1 ст. 560 ГК РФ следует, что требование о необходимости приложения этих документов относится к форме договора, несоблюдение которой в силу п. 2 той же статьи влечет его недействительность. Санкцией за недобросовестное поведение при купле-продаже предприятия может быть недействительность такой сделки.

Таким образом, существуют отдельные специальные правила о возможности применения мер ответственности (например, взыскиваются убытки) за определенные действия на стадии заключения договоров (например, уклонение от заключения договора, когда его заключение обязательно, или непринятие мер по согласованию условий договора поставки). Однако приведенными примерами сфера применения института преддоговорной ответственности не ограничивается. С 1 марта 2013 г. вступили в силу правила п. 3 и 4 ст. 1 ГК РФ, в соответствии с которыми введен принцип добросовестности. При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Этот принцип должен действовать на всех стадиях хозяйственной деятельности участников гражданского оборота, в том числе и на стадии ведения переговоров. Само правило п. 3 ст. 1 ГК РФ гласит, что участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно не только при осуществлении и защите гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей, но и при установлении гражданских прав и обязанностей. То есть еще на стадии приобретения гражданских прав, а значит, и на стадии ведения переговоров о заключении договоров.

Нельзя при этом не отметить, что указанный принцип действует одновременно с принципом свободы договора, предполагающим, что участники гражданских правоотношений могут свободно вести переговоры с неограниченным кругом потенциальных клиентов на предмет заключения договора, предлагать более подходящие для них условия заключения договора. Однако, если потенциальный контрагент не стремится заключить договор с конкретным участником гражданского оборота вовсе, а совершает действия с целью отвлечь такого участника от заключения договора со своим конкурентом или необоснованно прекращает ведение переговоров, чем причиняет убытки лицу, с которым вел переговоры, в этой ситуации последний является незащищенным. Переговоры по заключению договоров, особенно когда речь идет о дорогостоящих контрактах, могут повлечь не только временные, но и значительные финансовые затраты для бизнеса, поэтому в иностранных правопорядках есть нормы права, позволяющие при недобросовестном поведении субъектов на стадии переговоров привлекать их к имущественной ответственности. В связи с этим, если субъект вступает в переговоры не с целью заключить сделку, а с целью причинить вред своему потенциальному контрагенту, в том числе тем, что последний упустит возможность заключить подобный договор с другими лицами, такие действия могут быть квалифицированы как злоупотребление правом согласно ст. 10 ГК РФ.

Отметим, что с 1 марта 2013 г. правила ст. 10 ГК РФ претерпели значительные изменения. Если отказ в защите права при злоупотреблении правом как способ защиты не мог бы в полной мере удовлетворить интересы пострадавшего от недобросовестного ведения переговоров лица, то новые правила ст. 10 ГК РФ позволяют при злоупотреблении правом требовать возмещения убытков. В соответствии с п. 4 ст. 10 ГК РФ, если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков. Согласно п. 5 ст. 10 ГК РФ в перечисленных случаях разумность и добросовестность предполагаются, а это значит, что пострадавшая от недобросовестного ведения переговоров сторона будет нести бремя доказывания.

Таким образом, введение принципа добросовестности, действующего на стадии установления гражданских прав (п. 3 ст. 1 ГК), и возможность взыскать убытки по правилам п. 4 ст. 10 ГК РФ дают основания говорить о введении института преддоговорной ответственности в российском законодательстве. В отличие от российского законодательства, для которого институт преддоговорной ответственности нов, в других странах разработаны различные теории преддоговорной ответственности на основе законодательства и судебной практики.

Так, в Германии доктрина преддоговорной ответственности впервые была обоснована Р. Иерингом, который выделил основания преддоговорной ответственности, ее виды и понятие. Возмещение убытков при преддоговорной ответственности основывалось им на договорном, а не на деликтном иске. При этом Р. Иеринг считал необходимым условием для применения преддоговорной ответственности виновность лица. Таким образом, по мнению Р. Иеринга, лицо было виновно в возникновении у контрагента убытков, связанных с заключением недействительного или не оформленного надлежащим образом договора, и указанное лицо виновно в том, что у контрагента возникло ощущение, что заключенный договор имеет силу .

Статья 1222. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции и ограничения конкуренции

1. К обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут или может быть затронут такой конкуренцией, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

Если недобросовестная конкуренция затрагивает исключительно интересы отдельного лица, применимое право определяется в соответствии со статьями 1219 и 1223.1 настоящего Кодекса.

2. К обязательствам, возникающим вследствие ограничения конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут или может быть затронут этим ограничением конкуренции, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

3. Выбор сторонами права, подлежащего применению к обязательствам, указанным в абзаце первом пункта 1 и пункте 2 настоящей статьи, не допускается.

Комментарий к Ст. 1222 ГК РФ

1. В данной статье, как и в предыдущей, впервые в российском законодательстве закрепляется специальная коллизионная норма, посвященная выбору права при регулировании самостоятельного вида внедоговорных обязательств — обязательств, возникающих вследствие недобросовестной конкуренции.

Толкование понятия «недобросовестная конкуренция» следует осуществлять в соответствии с Федеральным законом от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции»: согласно п. 9 ст. 4 указанного Закона «недобросовестная конкуренция» представляет собой любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, а также требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо уже нанесли или могут нанести в будущем вред деловой репутации этих субъектов.

2. Недобросовестная конкуренция, как следует из ст. 14 Закона о защите конкуренции, может представлять собой следующее:

1) распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации;

2) введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей;

3) некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами;

4) продажу, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг;

5) незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну;

6) незаконное приобретение и использование исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

Данный перечень, составляющий содержание недобросовестной конкуренции, не является исчерпывающим и может быть дополнен другими действиями.

3. Российский законодатель, определяя выбор права к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции, к сожалению, использует достаточно расплывчатое указание на право страны, «рынок которой затронут такой конкуренцией». При этом он также предусматривает возможность выбора иной правовой системы в случае, «если иное не вытекает из закона или существа обязательства».

В российском законодательстве не содержится ответ на вопрос: что следует понимать под «рынком, затронутым конкуренцией» — право государства, где проявились результаты недобросовестной конкуренции, или право государства, на территории которого имели место действия, составляющие содержание недобросовестной конкуренции? Данный пробел традиционно будет восполнять отечественный правоприменитель. При этом определенную помощь может оказать правовое регулирование данных отношений в иностранном законодательстве, модель которого российский законодатель использовал в комментируемой статье.

Так, формулировка комментируемой статьи практически воспроизводит формулировку ст. 136 Федерального закона Швейцарии о международном частном праве 1987 г., в соответствии с которой к требованиям о недобросовестной конкуренции применяется право государства, на рынке которого наступили вредные последствия. Таким образом, решающим моментом при выборе права, по всей видимости, должен стать анализ наступления последствий от тех действий, которые составили недобросовестную конкуренцию.

Статья 1222.1. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора

СТ 1222.1 ГК РФ

1. К обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора, применяется право, подлежащее применению к договору, а если договор не был заключен, применяется право, которое применялось бы к договору, если бы он был заключен.

2. Если применимое право не может быть определено в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, право, подлежащее применению, определяется в соответствии со статьями 1219 и 1223.1 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 1222.1 Гражданского кодекса РФ

В соответствии с комментируемой статьей определяется право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора. Данная статья введена в комментируемую главу Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ соответственно обозначенному в п. 2.11 разд. VIII Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации предложению о необходимости расширения круга внедоговорных обязательств, в отношении которых предусматривается коллизионное регулирование, и включению в ГК РФ коллизионных норм относительно так называемой преддоговорной ответственности (culpa in contrahendo).

Это интересно:  Статья 430 ГК РФ. Договор в пользу третьего лица

При разработке положений, вошедших в комментируемую статью, использованы подходы, реализованные в ст. 12 «Culpa in contrahendo» Регламента ЕС о праве, применимом к внедоговорным обязательствам («Рим II»). В пункте 30 преамбулы названного Регламента указано, что culpa in contrahendo в целях данного Регламента является автономным понятием и не должно обязательно интерпретироваться в значении национального права; оно должно включать нарушение обязанности информировать и разрыв переговоров о заключении договора; статья 12 применятся только к внедоговорным обязательствам, которые непосредственно связаны с деловыми переговорами, проводимыми перед заключением договора; соответственно, если в ходе переговоров о заключении договора наносится вред здоровью лица, то должны применяться статья 4 «Общее правило» или другие уместные положения данного Регламента.

Пункт 1 комментируемой статьи в качестве применимого права к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора, определяет право, подлежащее применению к договору. На случай, когда договор заключен не был, предусмотрено, что применимым правом является право, которое применялось бы к договору, если бы он был заключен. Такая коллизионная норма закреплена в § 1 ст. 12 Регламента ЕС о праве, применимом к внедоговорным обязательствам («Рим II»): правом, подлежащим применению к внедоговорному обязательству, возникающему вследствие деловых переговоров, предшествующих заключению договора, независимо от того, был ли фактически заключен договор или нет, является право, которое применяется к договору или которое подлежало бы применению к нему, если бы договор был заключен.

Для случая, когда в соответствии с правилами п. 1 комментируемой статьи применимое право определено быть не может, пункт 2 данной статьи предусматривает определение применимого права по правилам ст. 1219 «Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда» и 1223.1 «Выбор права сторонами обязательства, возникающего вследствие причинения вреда или вследствие неосновательного обогащения» комментируемой главы. Соответственно, стороны могут выбрать по соглашению между собой право, подлежащее применению к обязательству, возникающему вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора. При отсутствии же такого соглашения применимое право определяется по правилам ст. 1219 комментируемой главы (см. указанные статьи и коммент. к ним).

Подобное регулирование содержится в положениях § 2 ст. 12 Регламента ЕС о праве, применимом к внедоговорным обязательствам («Рим II»), предусматривающих, что в случае если право, подлежащее применению, не может быть определено на основании § 1, то правом, подлежащим применению, является: a) право страны, где наступает вред, независимо от того, в какой стране произошел юридический факт, влекущий наступление вреда, и в какой стране или в каких странах наступают косвенные последствия данного юридического факта; или b) когда стороны имеют свое обычное место жительства в одной и той же стране в момент, когда происходит юридический факт, влекущий наступление вреда, — право этой страны; c) когда из всех обстоятельств дела вытекает, что внедоговорное обязательство, возникающее вследствие деловых переговоров, предшествующих заключению договора, имеет явно более тесные связи с другой страной, чем та, которая указана в п. «a» и «b», — право этой другой страны.

Правовое регулирование деликтных обязательств в международном частном праве.

К обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для требования о возмещении вреда. В случае когда в результате такого действия или иного обстоятельства вред наступил в другой стране, может быть применено право этой страны, если причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране.

К обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей, если стороны являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, применяется право этой страны. В случае если стороны такого обязательства не являются гражданами одной и той же страны, но имеют место жительства в одной и той же стране, применяется право этой страны.

После совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда, стороны могут договориться о применении к обязательству, возникшему вследствие причинения вреда, права страны суда.

Выбор потерпевшим права может быть признан только в случае, если причинитель вреда не докажет, что товар поступил в соответствующую страну без его согласия.

Правила соответственно применяются к требованиям о возмещении вреда, причиненного вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре, работе или услуге.

К обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут такой конкуренцией, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

К обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, применяется право страны, где обогащение имело место.

Стороны могут договориться о применении к таким обязательствам права страны суда.

Ущерб означает лишение жизни, телесное повреждение или иное повреждение здоровья; либо уничтожение или повреждение имущества государств, либо физических или юридических лиц или имущества международных межправительственных организаций.

Обычно действует принцип полного возмещения вреда. Учитывается вина пострадавшего. Субъект освобождается от ответственности в случае наступления форс-мажорных обстоятельств.

ГК РФ Статья 1219. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда

1. К обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для требования о возмещении вреда. В случае, когда в результате такого действия или иного обстоятельства вред наступил в другой стране, может быть применено право этой страны, если причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране.

2. Если стороны обязательства, возникающего вследствие причинения вреда, имеют место жительства или основное место деятельности в одной и той же стране, применяется право этой страны. Если стороны данного обязательства имеют место жительства или основное место деятельности в разных странах, но являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, применяется право этой страны.

3. Если из совокупности обстоятельств дела вытекает, что обязательство, возникающее вследствие причинения вреда, тесно связано с договором между потерпевшим и причинителем вреда, заключенным при осуществлении этими сторонами предпринимательской деятельности, к данному обязательству применяется право, подлежащее применению к такому договору.

4. Правила настоящей статьи применяются, если между сторонами обязательства, возникающего вследствие причинения вреда, не заключено соглашение о праве, подлежащем применению к этому обязательству (статья 1223.1).

ГК РФ Статья 1220. Сфера действия права, подлежащего применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда

На основании права, подлежащего применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются, в частности:

1) способность лица нести ответственность за причиненный вред;

2) возложение ответственности за вред на лицо, не являющееся причинителем вреда;

3) основания ответственности;

4) основания ограничения ответственности и освобождения от нее;

5) способы возмещения вреда;

6) объем и размер возмещения вреда.

Определение права, подлежащего применению к ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги.

ГК РФ Статья 1221. Право, подлежащее применению к ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги

1. К требованию о возмещении вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги, по выбору потерпевшего применяется:

1) право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности продавец или изготовитель товара либо иной причинитель вреда;

2) право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности потерпевший;

3) право страны, где была выполнена работа, оказана услуга, или право страны, где был приобретен товар.

Выбор потерпевшим права, предусмотренного подпунктом 2 или 3 настоящего пункта, не допускается, если причинитель вреда докажет, что он не предвидел и не должен был предвидеть распространение товара в соответствующей стране.

2. Если стороны в соответствии со статьей 1223.1 настоящего Кодекса выбрали по соглашению между собой право, подлежащее применению к требованию о возмещении вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги, применяется выбранное сторонами право.

3. Если потерпевший не воспользовался предоставленным ему пунктом 1 настоящей статьи правом выбора и отсутствует соглашение сторон о подлежащем применению праве, применяется право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности продавец или изготовитель товара либо иной причинитель вреда, при условии, что из закона, существа обязательства либо совокупности обстоятельств дела не вытекает иное.

4. Правила настоящей статьи соответственно применяются к требованиям о возмещении вреда, причиненного вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре, работе или об услуге.

Коллизионно-правовое регулирования отношений, возникающих вследствие недобросовестной конкуренции, а также недобросовестного ведения переговоров.

ГК РФ Статья 1222. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции и ограничения конкуренции

1. К обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут или может быть затронут такой конкуренцией, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

Если недобросовестная конкуренция затрагивает исключительно интересы отдельного лица, применимое право определяется в соответствии со статьями 1219 и 1223.1 настоящего Кодекса.

2. К обязательствам, возникающим вследствие ограничения конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут или может быть затронут этим ограничением конкуренции, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

3. Выбор сторонами права, подлежащего применению к обязательствам, указанным в абзаце первом пункта 1 и пункте 2 настоящей статьи, не допускается.

ГК РФ Статья 1222.1. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора

1. К обязательствам, возникающим вследствие недобросовестного ведения переговоров о заключении договора, применяется право, подлежащее применению к договору, а если договор не был заключен, применяется право, которое применялось бы к договору, если бы он был заключен.

2. Если применимое право не может быть определено в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, право, подлежащее применению, определяется в соответствии со статьями 1219 и 1223.1 настоящего Кодекса.

Статья написана по материалам сайтов: rukak.ru, gkrf24.ru, stgkrf.ru, grazhkod.ru, lektsia.com.

»


Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector