+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Статья 1223 ГК РФ. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения

Новая редакция Ст. 1223 ГК РФ

1. К обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, применяется право страны, где обогащение имело место.

Абзац второй утратил силу с 1 ноября 2013 г.

2. Если неосновательное обогащение возникло в связи с существующим или предполагаемым правоотношением, по которому приобретено или сбережено имущество, к обязательствам, возникающим вследствие такого неосновательного обогащения, применяется право страны, которому было или могло быть подчинено это правоотношение.

3. Правила настоящей статьи применяются, если между сторонами обязательства, возникающего вследствие неосновательного обогащения, не заключено соглашение о праве, подлежащем применению к этому обязательству (статья 1223.1).

Комментарий к Ст. 1223 ГК РФ

При разрешении спора между сторонами — участниками внешнеэкономических отношений, возникшего вследствие неосновательного обогащения одной из сторон, арбитражный суд при определении применимого права руководствуется коллизионными нормами российского законодательства (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 16.02.1998 N 29).

Другой комментарий к Ст. 1223 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Статья 168 Основ гражданского законодательства устанавливала общую применимость закона места обогащения.

В новом законодательстве введено разделение статьи на два пункта, в чем находит отражение то, что институт неосновательного обогащения служит урегулированию двух разновидностей случаев.

Первая — это различные вариации получения имущества вследствие ошибки или недоразумения от лица, с которым у обогатившегося не было или не могло быть контактов и взаимоотношений. Ошибочное перечисление денег, отсылка вещей не тем адресатам — это разные виды так называемого аномального или случайного неосновательного обогащения, где само такое действие — главный и зачастую единственный юридический факт в отношениях сторон. В большинстве случаев здесь право места неосновательного обогащения должно быть известно и должнику, и кредитору. Поэтому в п. 1 комментируемой статьи устанавливается привязка к месту обогащения. Она также содержится в соответствующих законах Венгрии, Кубы, Латвии, Литвы, Перу.

Под местом обогащения, видимо, нужно понимать место, где должник вступил во владение и фактическое обладание имуществом, в том числе через лицо, считающееся представителем (например, перевозчик, агент, экспедитор). Это может быть место его банковского счета, место нахождения вещей в момент их получения, место основной деятельности должника, приобретшего неосновательно право требования. В случае сбережения — это место нахождения соответствующего имущества. Таким образом, мы полагаем, что местом обогащения должна являться территория, где имущество, приобретенное или сбереженное впервые (т.е. независимо от последующих действий), становится реальным активом должника, т.е. де-факто становится или остается его имуществом.

Во многих ситуациях это место, откуда обогатившийся может непосредственно осуществить передачу имущества третьему лицу по правовому основанию и фактически или где имущество, определяемое родовыми признаками, смешивается с имуществом должника. Отметим, что в фактическую возможность распоряжаться в качестве условия входит знание должника о передаче ему имущества.

Вместе с тем в ряде таких стран, как Польша, Тунис, Египет, Таиланд и др., принят критерий места действия, приведшего к неосновательному обогащению.

Обычно так называемое аномальное обогащение связано с вопросом о размере требований, а не об удовлетворении требования вообще. Величина долга, а не справедливость имущественного притязания, чаще является предметом спора, так как она определяется в зависимости от таких факторов, как умысел обогатившегося, добросовестность сторон, плодоносность имущества и т.п. Ввиду сказанного, в п. 1 комментируемой статьи введено такое необычное положение, что стороны могут альтернативно избрать право суда, которое будет регулировать их разногласия. Это даст возможность органу, разрешающему дело, упростить и ускорить калькуляцию требований, хотя известно, что в состоянии спора истцу очень трудно договориться с защищающимся ответчиком о каком-то облегчении и упрощении процедуры и алгоритма разрешения спора. Таким образом, можно говорить об ограниченно диспозитивной норме в абз. 2 п. 1, так как сторонам дано право избрать только один определенный регулирующий их отношения правопорядок.

2. Более распространенным случаем неосновательного обогащения является нарушение принципа эквивалентности вследствие недоразумения, действий, прерывающих исполнение обязательств из-за допущенных правонарушений, и т.п. Разбор таких казусов обогащений лучше подчинить праву, регулирующему правоотношения сторон, а если они не возникли, но имелись в виду, тогда праву, которое оказалось бы применимым в соответствии с коллизионными нормами ГК к взаимным правам и обязанностям сторон. Такая привязка вполне соответствует назначению материальных норм о неосновательном обогащении в отечественном ГК (гл. 60). Данный институт является универсальным средством правовой защиты и в договорных взаимоотношениях, и в случаях деликтов, и при недействительности сделок и т.п. Для удовлетворения судом требования достаточно указать на неосновательное имущественное приобретение на стороне должника как таковое, если речь идет об основной сумме. При этом ни правонарушение, ни причинную связь, ни вину доказывать не нужно. Для выравнивания имущественного баланса участников правоотношений привязка к месту обогащения может быть неадекватной, сторонней и никак не свойственной отношениям их участников. Когда, например, заключен договор, подпадающий под действие конкретной правовой системы, имевшейся в виду контрагентами, в связи с которым произошло имущественное приобретение сверх должного, то место обогащения не должно играть никакой роли в правовой интерпретации того, что в результате причитается так называемой потерпевшей стороне. Такое право может быть непригодным для рационального улаживания разногласий, так как в большинстве случаев иное право имелось в виду сторонами в неведении того, что возникшее правоотношение окажется неполноценным для использования иного, чем претензия из неосновательного обогащения, средства правовой защиты: требований об убытках, исполнении в натуре, выплате зачетной неустойки и т.п.

Статья 1223. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения

1. К обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, применяется право страны, где обогащение имело место.

Абзац второй утратил силу с 1 ноября 2013 г.

2. Если неосновательное обогащение возникло в связи с существующим или предполагаемым правоотношением, по которому приобретено или сбережено имущество, к обязательствам, возникающим вследствие такого неосновательного обогащения, применяется право страны, которому было или могло быть подчинено это правоотношение.

3. Правила настоящей статьи применяются, если между сторонами обязательства, возникающего вследствие неосновательного обогащения, не заключено соглашение о праве, подлежащем применению к этому обязательству (статья 1223.1).

Комментарий к статье 1223 Гражданского Кодекса РФ

1. Коммент. ст. направлена на коллизионное регулирование кондикционных обязательств, осложненных иностранным элементом, требующих разрешения вопроса о компетентном правопорядке.

Для отечественного законодательства коллизионная норма о кондикционных обязательствах не является новеллой. Аналогичная норма уже существовала в ст. 168 Основ гражданского законодательства. Однако в действующей ст. 1223 отечественный законодатель расширил коллизионную регламентацию таких отношений, учитывая потребности развитого гражданского оборота и глобализации экономических связей, а также приняв во внимание существующий зарубежный правотворческий опыт.

2. В ст. 1223, состоящей из двух пунктов, сформулированы две — общая и специальная — коллизионные нормы, рассчитанные на различные разновидности кондикционных обязательств. К коммент. ст. по своей структуре и содержанию близка ст. 128 швейцарского Федерального закона о международном частном праве (1987 г.), также состоящая из двух пунктов, содержащих общую и специальную коллизионные нормы о неосновательном обогащении.

В п. 1 ст. 1223 сформулировано общее правило, п. 2 дополняет его специальной коллизионной нормой. В совокупности они составляют гибкое, но в то же время четкое и определенное коллизионное регулирование, учитывая различия в характере тех юридических фактов, которые служат основанием кондикционных обязательств.

3. В качестве общего правила о применимом праве к обязательствам из неосновательного обогащения в п. 1 ст. 1223 предусмотрена коллизионная норма, сформулированная посредством отсылки к праву страны, где такое обогащение имело место.

Это интересно:  Статья 1047 ГК РФ. Ответственность товарищей по общим обязательствам

Такая формула прикрепления коллизионной нормы об обязательствах вследствие неосновательного обогащения является сегодня наиболее распространенной в национальном праве (см.: § 46 австрийского Федерального закона о международном частном праве (1978 г.), ст. 50 Закона Лихтенштейна о международном частном праве (1996 г.), ст. 38 Вводного закона к ГГУ (1896 г.), ст. 104 и ст. 105 румынского Закона применительно к регулированию отношений международного частного права (1992 г.), ст. 26 турецкого Закона о международном частном праве и международном гражданском процессе (1982 г.), ст. 128 швейцарского Федерального закона о международном частном праве (1987 г.).

Иная формула прикрепления, предусматривающая применение права страны, на территории которой имели место факты, явившиеся причиной возникновения кондикционного обязательства, использована итальянским законодателем в коллизионной норме ст. 61 Закона Реформа итальянской системы международного частного права».

4. Исходя из предусмотренных п. 1 ст. 1187 (см. коммент. к ней) правил о квалификации юридических понятий обратимся к российскому материальному праву (п. 1 ст. 1102, п. 2 ст. 1102 и ст. 1109 ГК), которое характеризует обязательство из неосновательного обогащения как обязательство, возникающее в силу приобретения или сбережения имущества без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований, произведенное за счет другого лица.

5. В свою очередь, понятие «страна, где имело место обогащение», право которой является статутом кондикционного обязательства, следует толковать как конкретное государство, на территории которого было в конечном итоге приобретено или сбережено имущество неосновательно обогатившимся лицом.

Известно, что территориальная локализация действий и их результата может существенно различаться. Так, ошибочно составленные в Германии бельгийским продавцом документы на груз (автомобиль) могут повлечь получение на территории Российской Федерации этого товара не японским покупателем, а третьим лицом (бразильцем), неосновательно обогатившимся вследствие этого. Статутом такого кондикционного правоотношения будет российское гражданское право.

В этой связи важно отметить, что п. 1 ст. 1223 требует установления места, где произошел факт приобретения (сбережения) имущества без достаточных к тому юридических оснований.

Иными словами, в п. 1 ст. 1223 законодатель исходит из необходимости установить место самого обогащения (т.е. место локализации конечного результата в виде получения или сбережения имущества), но не место совершения тех действий, которые повлекли за собой неосновательное обогащение.

В то же время подобного рода сложности установления юридических обстоятельств не затрагивают существа предусмотренной п. 1 ст. 1223 коллизионной нормы.

6. Коллизионная норма п. 1 ст. 1223 является диспозитивной, разрешая сторонам обязательства из неосновательного обогащения выбрать иной компетентный правопорядок, подчинив обязательство праву страны суда (lex fori).

7. Пункт 2 ст. 1223 содержит специальную коллизионную норму об определении права, применимого к обязательствам из неосновательного обогащения, дополняющую общее правило п. 1 ст. 1223. Впрочем, стоит отметить, что на практике более востребована именно эта — специальная — коллизионная норма.

Кондикционное обязательство может возникать и между совершенно посторонними лицами, когда имеет место приобретение (сбережение) имущества в силу случая. Здесь передающее имущество лицо вообще не намеревалось наделить этим имуществом фактически получившее его лицо. Примерами служат ошибки в адресе получателя груза или платежных реквизитах, если в результате этого вещь или платеж получает постороннее лицо, совершенно неизвестное должнику по договору. Регламентации такого рода кондикционных обязательств служит п. 1 коммент. ст. Однако такие случаи встречаются сравнительно редко.

В гражданском обороте, как правило, кондикционные обязательства возникают с участием лиц, между которыми существовали, существуют или могли существовать определенные гражданские правоотношения. При этом чаще всего речь идет о правоотношениях (обязательствах) из договоров, которые были впоследствии признаны недействительными либо были прекращены по тем или иным основаниям.

Кондикционные обязательства могут возникать и как следствие различного рода дефектов исполнения обязательств по договору. В частности, покупатель по договору купли-продажи может ошибочно уплатить денежную сумму сверх причитающегося с него по договору. Продавец может поставить покупателю товар в существенно большем количестве, нежели вправе требовать покупатель. В такой ситуации неосновательное обогащение будет иметь место у приобретателя (продавца) в связи существующим правоотношением по договору купли-продажи.

Подобного рода кондикционные обязательства в целях прозрачности и предсказуемости правового регулирования справедливо подчинить тому же статуту, что и основное правоотношение, в связи с которым возникло кондикционное обязательство. Это и было закреплено в п. 2 коммент. ст.

Российский законодатель в п. 2 ст. 1223 учел тенденции развития современного зарубежного законодательства об МЧП, в актах которого принята двухступенчатая дифференциация коллизионных норм о кондикционных обязательствах, с опорой на формулы «неосновательное обогащение, возникшее в связи с существующим или предполагаемым правоотношением (в связи с исполнением, которое производится в связи (на основе) с каким-либо правоотношением)», «предоставление, основанное на правоотношении, которое аннулировано или последствия которого прекратились в ином порядке» (см.: § 46 австрийского Федерального закона о международном частном праве (1978 г.), ст. 50 Закона Лихтенштейна о международном частном праве (1996 г.), ст. 38 Вводного закона к ГГУ (1896 г.), ст. ст. 104 и 105 румынского Закона применительно к регулированию отношений международного частного права (1992 г.), ст. 26 турецкого Закона о международном частном праве и международном гражданском процессе (1982 г.), ст. 128 швейцарского Федерального закона о международном частном праве (1987 г.).

Привязка рассматриваемой коллизионной нормы п. 2 ст. 1223, будучи сложной по своей структуре, отсылает к праву страны, которому уже подчинено (либо было подчинено) основное правоотношение, или — в другом случае — к праву страны, которому хотя бы и не было в реальности подчинено основное правоотношение (поскольку оно не возникло), однако потерпевший имел основания разумно рассчитывать на то, что такое правоотношение существует либо возникнет в будущем и подчиняется соответствующему правопорядку.

Статья 1223. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения

1. К обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, применяется право страны, где обогащение имело место.

Абзац второй утратил силу с 1 ноября 2013 г.

2. Если неосновательное обогащение возникло в связи с существующим или предполагаемым правоотношением, по которому приобретено или сбережено имущество, к обязательствам, возникающим вследствие такого неосновательного обогащения, применяется право страны, которому было или могло быть подчинено это правоотношение.

3. Правила настоящей статьи применяются, если между сторонами обязательства, возникающего вследствие неосновательного обогащения, не заключено соглашение о праве, подлежащем применению к этому обязательству (статья 1223.1).

Комментарий к Ст. 1223 ГК РФ

1. Определение понятия «неосновательное обогащение» дается в ст. 1102 ГК РФ, в соответствии с которой неосновательным обогащением следует считать факт приобретения или сбережения имущества одним лицом за счет другого лица без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований. Таким образом, можно говорить о двух разновидностях получения выгоды: лицо может неосновательно приобрести или неосновательно сберечь имущество за счет другого лица. В обоих случаях приобретатель обязан возвратить потерпевшему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество.

Коллизионное регулирование обязательств, возникающих вследствие неосновательного обогащения, было предусмотрено и в действовавшей до принятия части третьей ГК РФ ст. 168 Основ гражданского законодательства 1991 г., в которой в качестве единственной нормы было закреплено подчинение данных обязательств праву страны, где имело место обогащение.

Эта коллизионная норма без изменений включена и в п. 1 комментируемой статьи. Однако в качестве дополнительной коллизионной нормы, отсутствовавшей в ст. 168 Основ, российский законодатель включил в п. 1 комментируемой статьи «автономию воли» для регулирования данного вида внедоговорных обязательств. Сторонам правоотношения (приобретателю и потерпевшему) предоставляется возможность договориться о выборе права страны суда.

В п. 1 комментируемой статьи речь идет о таких ситуациях, когда обогащение наступает у приобретателя, не имевшего ни договорных отношений, ни просто каких-либо контактов с потерпевшим. Например, это может быть обусловлено допущением ошибок в адресе получателя, способствующих перечислению денежных средств или отправке вещей не тем адресатам.

Под местом обогащения следует понимать государство, где приобретатель стал фактическим обладателем имущества. Это может быть государство, где открыт банковский счет приобретателя, где получено имущество или, в случае его сбережения, где находится такое имущество.

2. Пункт 2 комментируемой статьи посвящен более распространенным ситуациям неосновательного обогащения, когда между приобретателем и потерпевшим первоначально существовали правоотношения. К примеру, между сторонами, одной из которых (продавцом) является гражданин иностранного государства, первоначально был заключен договор купли-продажи домовладения и прилегающего к нему земельного участка. Покупатель, он же приобретатель в отношениях по неосновательному обогащению, стал пользоваться домом и земельным участком. Впоследствии данный договор был признан недействительным. Право, регулирующее договор купли-продажи, будет применимым и к отношениям, вытекающим из неосновательного обогащения.

Это интересно:  Статья 13.19.2 КоАП РФ. Неразмещение информации, размещение информации не в полном объеме ...

Как следует из анализа п. 2 комментируемой статьи, не имеет значения, был ли договор купли-продажи подчинен сторонами определенному праву или стороны не реализовали автономию воли при выборе применимого права по договору купли-продажи. Учитывая, что неосновательное обогащение возникло в связи с договором купли-продажи, применимым к обязательствам, возникшим вследствие неосновательного обогащения, будет применимым право, которое должно было бы регулировать договорные отношения между сторонами. Поэтому вначале суду, рассматривающему иск о возврате незаконно приобретенного по договору купли-продажи имущества, следует определить применимое к договору купли-продажи право. Это же право будет применимым и к обязательствам, возникшим вследствие неосновательного обогащения.

Статья 1223 ГК РФ. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения (действующая редакция)

1. К обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, применяется право страны, где обогащение имело место.

Абзац утратил силу с 1 ноября 2013 года. — Федеральный закон от 30.09.2013 N 260-ФЗ.

2. Если неосновательное обогащение возникло в связи с существующим или предполагаемым правоотношением, по которому приобретено или сбережено имущество, к обязательствам, возникающим вследствие такого неосновательного обогащения, применяется право страны, которому было или могло быть подчинено это правоотношение.

3. Правила настоящей статьи применяются, если между сторонами обязательства, возникающего вследствие неосновательного обогащения, не заключено соглашение о праве, подлежащем применению к этому обязательству (статья 1223.1).

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 1223 ГК РФ

1. Коллизионная норма, определяющая право, подлежащее применению к обязательствам вследствие неосновательного обогащения (кондикционным обязательствам), впервые появилась в ст. 168 ОГЗ 1991 г.; в ранее действовавшем российском законодательстве (ГК 1964 г.) подобной нормы не содержалось.

Норма, повторяющая правило ст. 168 ОГЗ 1991 г., была включена и в Модель ГК для стран СНГ.

Положения о праве, применимом к обязательствам из неосновательного обогащения, содержатся в законодательстве о международном частном праве многих стран. В большинстве стран этому вопросу посвящены специальные коллизионные нормы (Австрия, Венгрия, Румыния, Швейцария, Германия и др.). В законодательстве некоторых стран обязательства из неосновательного обогащения включаются в объем общей коллизионной нормы наряду с обязательствами, возникающими из ведения чужих дел без поручения, уплаты недолжного (Италия, Венесуэла, Тунис).

2. Статья 1223 в отличие от ст. 168 ОГЗ 1991 г., содержавшей одну императивную коллизионную норму о праве, применимом к неосновательному обогащению, состоит из двух пунктов, которые включают коллизионную норму общего характера и коллизионную норму для тех случаев, когда неосновательное обогащение возникло в связи с существующим или предполагаемым правоотношением. Таким образом, в новой коллизионной норме произошла дифференциация регулирования, учитывающая, что обязательства из неосновательного обогащения могут возникать как при отсутствии правоотношения между сторонами, так и при наличии этого правоотношения или его предположительном существовании.

Такое регулирование в большей степени обеспечивает гибкий подход к определению применимого права с учетом разнообразия случаев неосновательного обогащения.

Общая схема ст. 1223 имеет очевидное сходство с аналогичными нормами зарубежного законодательства, для которого также характерно дифференцированное регулирование в двух коллизионных нормах — общей и специальной — о праве, применимом к тем случаям, когда неосновательное обогащение возникло «в связи с существующим или предполагаемым правоотношением» или «в связи с исполнением, которое производится на основе какого-либо правоотношения» (законодательство Австрии, Румынии, Германии, Турции). Наибольшее сходство комментируемая норма имеет с законодательством Швейцарии, с той разницей, что аналогичные пункты в указанной статье расположены в ином порядке.

3. Для толкования понятия «неосновательное обогащение» следует обратиться (согласно п. 1 ст. 1187 ГК) к соответствующим положениям российского права. Согласно п. 1 ст. 1102 ГК под неосновательным обогащением понимается приобретение или сбережение имущества без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований, произведенное за счет другого лица.

4. В п. 1 содержится общее положение, определяющее право, применимое к кондикционным обязательствам. В первой части нормы практически повторяется текст ст. 168 ОГЗ 1991 г., предусматривавший, что к обязательствам вследствие неосновательного обогащения применяется право страны, где обогащение имело место, т.е. где было приобретено или сбережено имущество. Однако в отличие от императивной нормы ОГЗ, не допускавшей участия сторон в определении применимого права, общая норма, предусмотренная в п. 1, носит относительно диспозитивный характер, поскольку дает сторонам возможность договориться, что к таким обязательствам применимо право страны суда. Аналогичная возможность предоставлена сторонам соответствующей нормой швейцарского закона о международном частном праве.

Таким образом новая коллизионная норма фактически содержит две альтернативные формулы прикрепления; при этом первая (основная), отсылающая к праву страны, где обогащение имело место, применяется судом, если стороны не воспользовались своим правом подчинить отношения закону страны суда.

5. Рассмотренная основная формула прикрепления уже известна российской судебной и арбитражной практике. В качестве примера может быть приведено решение арбитражного суда Российской Федерации по иску российского акционерного общества к рижской фирме о взыскании с нее незаконно полученных финансовых средств. Истец по данному делу долгое время сотрудничал с латвийским фермерским хозяйством, перечисляя на его счет стоимость произведенных им поставок. В начале 1995 г. реквизиты хозяйства изменились, о чем российское акционерное общество было извещено. Однако к этому времени оплата очередной партии товара уже была произведена и деньги зачислены на прежний счет, который теперь уже принадлежал иному лицу — рижской фирме, имеющей филиал в России. Истец, обращаясь в арбитражный суд, в обоснование своих требований ссылался на нормы российского материального права. При разрешении данного спора суд учел, что неосновательное обогащение имело место в Латвии. Согласно ст. 168 ОГЗ 1991 г. применяется право страны, где неосновательное обогащение имело место. В данном случае при разрешении спора по существу в российском арбитражном суде согласно коллизионной норме российского законодательства подлежало применению латвийское гражданское законодательство.

Критерий выбора права, применимого к обязательствам из неосновательного обогащения, на основе места обогащения принят в законодательстве большинства стран. Использование в качестве формулы прикрепления права страны, на территории которой имели место события (факты), явившиеся причиной возникновения таких обязательств, встречается весьма редко (законодательство Италии, Венесуэлы).

Вместе с тем нельзя не отметить, что до принятия ст. 168 ОГЗ 1991 г. в отечественной доктрине Л.А. Лунцем предлагался иной коллизионный критерий, основанный на том, что объединяет отдельные случаи неосновательного обогащения. Л.А. Лунц отмечал, что уменьшение имущества у одного лица и сбережение или приобретение имущества другим лицом взаимно обусловлены именно потому, что они вытекают из данного действия или события, которое можно (как правило) локализовать, и считал, что локализации поддается одно лишь указанное действие или событие (уплата недолжного, переработка чужого материала и т.п.), но не эффект, т.е. не само неосновательное обогащение.

Отражение такого подхода можно найти в решении МКАС при ТПП РФ от 25 января 1995 г. по делу N 451/1991. Поскольку ОГЗ 1961 г., действовавшие на момент заключения сторонами договора, не предусматривали коллизионной нормы, определяющей право, применимое к обязательствам из неосновательного обогащения, применимым было признано право Белоруссии с учетом того, что основным местом, в котором происходили действия сторон, вызвавшие возникновение обязательства из неосновательного обогащения, являющегося предметом спора, была территория Белоруссии.

6. Пункт 2 содержит новую коллизионную норму для тех случаев, когда неосновательное обогащение возникло в связи с правоотношением, поясняя, что это правоотношение может быть и существующим, и только предполагаемым, а это включает в объем данной нормы весьма различные ситуации.

Наиболее типичной для неосновательного обогащения, возникшего в связи с существующим правоотношением, является ситуация, когда, например, возникают требования одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством (как это предусмотрено в п. 3 ст. 1103 ГК). В подобной ситуации неосновательное обогащение может возникнуть в результате переплаты цены, оплаты неисполненного, поставки товара с превышением согласованного количества или проявляться в каком-либо ином выходе за пределы обязательства.

Это интересно:  Статья 183.15 закона о банкротстве

В этих случаях согласно п. 2 ст. 1223 подлежит применению право, которому подчинено существующее правоотношение. Если таким правоотношением является договор, то применимым к обязательству из неосновательного обогащения может быть признано право, избранное сторонами в соответствии со ст. 1210 ГК, либо — при отсутствии соглашения сторон — право, определенное на основе ст. 1211 ГК (см. комментарий к этим статьям).

Поскольку объем коллизионной нормы, содержащейся в п. 2 ст. 1223, охватывает и ситуации, когда неосновательное обогащение возникло в связи с предполагаемым правоотношением, ее действие распространяется и на случаи, когда получено исполнение по договору, заключенному под отлагательным условием, которое не наступило, или по договору, который был изначально ничтожен или признан недействительным, в связи с чем возникает требование о возврате исполненного по недействительной сделке (как это предусмотрено п. 1 ст. 1103 ГК).

Данные ситуации объединены одной формулой прикрепления, отсылающей к праву, которому могло быть подчинено соответствующее отношение. Это право определяется на основе коллизионных норм, которые применялись бы, если бы это отношение существовало (в частности, если бы договор был действительным или считался надлежащим образом заключенным).

Иллюстрацией применения права страны, которому могло бы быть подчинено предполагаемое правоотношение, может служить решение МКАС при ТПП РФ от 13 апреля 1998 г. по делу N 289/1997 по иску ливанской фирмы к российской организации. Истцом и ответчиком был заключен договор о совместной деятельности в целях реализации в г. Москве инвестиционного проекта на реконструкцию строительного объекта. Договор был заключен под отлагательным условием, которое не наступило. Вместе с тем истцом были переведены ответчику перечисленные авансом в счет договора денежные суммы, возврата которых истец потребовал в исковом заявлении. Поскольку при заключении договора о совместной деятельности стороны не согласовали применимое право, МКАС, основываясь на п. 2 ст. 28 Закона о международном коммерческом арбитраже 1993 г., учитывая, что по договору о совместной деятельности предлагалось провести реконструкцию здания в г. Москве, счел возможным применить к отношениям сторон по спору (в силу п. 2 ст. 166 ОГЗ 1991 г.) российское материальное право, а именно части первую и вторую ГК. В качестве неосновательного обогащения искомые суммы были взысканы с ответчика на основании ст. 1102 ГК.

Другим примером подхода, предусмотренного в п. 2 ст. 1223, является решение МКАС при ТПП РФ по делу N 60/2005 от 5 июля 2006 г. по иску администрации российского города к турецкой фирме с требованием о возврате неотработанных авансовых платежей, уплаченных подрядчику заказчиком на основании договора строительного подряда. Поскольку объект, строительство которого осуществлялось подрядчиком «под ключ», не был сдан в эксплуатацию к согласованному сроку и подрядчик заявил о невозможности завершения строительства без увеличения финансирования, заказчик правомерно расторг договор. Согласно расторгнутому контракту стороны согласовали применение законодательства Российской Федерации. В связи с этим при взыскании с ответчика авансовых платежей, полученных по контракту, МКАС применил положения ГК, поскольку было предусмотрено применение к контракту, в связи с которым возникло данное неосновательное обогащение, права Российской Федерации.

Статья 1223. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения

Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения

1. К обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, применяется право страны, где обогащение имело место.

Стороны могут договориться о применении к таким обязательствам права страны суда.

2. Если неосновательное обогащение возникло в связи с существующим или предполагаемым правоотношением, по которому приобретено или сбережено имущество, к обязательствам, возникающим вследствие такого неосновательного обогащения, применяется право страны, которому было или могло быть подчинено это правоотношение.

Похожие главы из других книг

Статья 1217. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим из односторонних сделок

Статья 1217. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим из односторонних сделок К обязательствам, возникающим из односторонних сделок, если иное не вытекает из закона, условий или существа сделки либо совокупности обстоятельств дела, применяется право

Статья 1219. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда

Статья 1219. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда 1. К обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для

Статья 1222. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции

Статья 1222. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции К обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут такой конкуренцией, если иное не

СТАТЬЯ 1219. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда

СТАТЬЯ 1219. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда 1. К обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для

СТАТЬЯ 1222. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции

СТАТЬЯ 1222. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции К обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут такой конкуренцией, если иное не

СТАТЬЯ 1223. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения

СТАТЬЯ 1223. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения 1. К обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, применяется право страны, где обогащение имело место.Стороны могут договориться о

Статья 1217. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим из односторонних сделок

Статья 1217. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим из односторонних сделок К обязательствам, возникающим из односторонних сделок, если иное не вытекает из закона, условий или существа сделки либо совокупности обстоятельств дела, применяется право

Статья 1219. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда

Статья 1219. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда 1. К обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для

Статья 1222. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции

Статья 1222. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции К обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут такой конкуренцией, если иное не

Статья 1223. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения

Статья 1223. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения 1. К обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, применяется право страны, где обогащение имело место.Стороны могут договориться о

СТАТЬЯ 1219. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда

СТАТЬЯ 1219. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда 1. К обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для

СТАТЬЯ 1222. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции

СТАТЬЯ 1222. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции К обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции, применяется право страны, рынок которой затронут такой конкуренцией, если иное не

СТАТЬЯ 1223. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения

СТАТЬЯ 1223. Право, подлежащее применению к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения 1. К обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогащения, применяется право страны, где обогащение имело место.Стороны могут договориться о

Статья написана по материалам сайтов: gkodeksrf.ru, www.gk-rf.ru, stgkrf.ru, www.zakonrf.info, law.wikireading.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector