+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Статья 430 ГК РФ. Договор в пользу третьего лица

1. Договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу.

2. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, с момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица.

3. Должник в договоре вправе выдвигать против требования третьего лица возражения, которые он мог бы выдвинуть против кредитора.

4. В случае, когда третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору.

Комментарий к статье 430 Гражданского Кодекса РФ

1. Как правило, договор заключается в пользу того субъекта, который совершает соответствующее волеизъявление, направленное на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Вместе с тем нередки случаи, когда лицо, заключающее соглашение, устанавливает правило, согласно которому право требования по договору предоставляется лицу, не участвующему в заключении этого договора. Договором в пользу третьего лица является договор, согласно условиям которого должник принимает на себя обязательство произвести исполнение не кредитору, а указанному либо не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу.

Договор в пользу третьего лица, как это видно из сформулированной в п. 1 дефиниции, существенно отличается от иных договоров. Это отличие состоит в том, что заключение подобного договора приводит к возникновению гражданских прав у тех лиц, которые не участвовали в заключении договора. В свою очередь, это является основанием для того, чтобы лицо, не участвовавшее в заключении договора, могло предъявить требование к должнику.

2. Поскольку договор в пользу третьего лица отличается существенным своеобразием, законодатель устанавливает особые правила, регулирующие взаимоотношения всех связанных им субъектов. В частности, с того момента, как третье лицо выразило должнику намерение воспользоваться своим правом по договору, стороны не вправе расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица. Так, если кредитор примет решение заменить выгодоприобретателя по договору, то он вправе сделать это только с согласия третьего лица, в пользу которого был заключен договор. Впрочем, это правило является диспозитивным и может быть изменено условиями договора. Равным образом в законе или иных правовых актах также может быть предусмотрено иное.

3. Взаимосвязь всех участников договора в пользу третьего лица проявляется в том, что, несмотря на то что третье лицо не участвует в заключении договора, должник вправе выдвигать против требования третьего лица те же возражения, которые он имеет возможность выдвинуть против своего контрагента.

4. Если же третье лицо в силу каких-либо причин отказалось от того права, которое вытекает из договора, заключенного в его пользу, то это право переходит к кредитору, который вправе воспользоваться им, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору. Примером исключения из этого правила являются нормы страхового законодательства. Так, в случае отказа выгодоприобретателя по договору страхования ответственности или по договору страхования жизни к кредитору не переходит соответствующих прав. В этом случае права третьих лиц прекращаются.

5. Договор в пользу третьего лица следует отличать от договора с условием об исполнении обязательства третьему лицу (договор о переадресовании исполнения). В последнем случае третье лицо не имеет права требовать исполнения такого договора; право требования принадлежит исключительно тому субъекту, который заключил договор.

Статья 430 ГК РФ. Договор в пользу третьего лица

Статья 430. Договор в пользу третьего лица

1. Договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу.

2. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, с момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица.

3. Должник в договоре вправе выдвигать против требования третьего лица возражения, которые он мог бы выдвинуть против кредитора.

4. В случае, когда третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору.

Комментарий к статье 430

1. Часть правил комментируемой статьи была отражена в общих положениях об обязательствах ранее действовавших кодифицированных гражданских законов. Ныне в данную статью наряду с ними включены также некоторые другие положения, отличающиеся заметной новизной.

Тем не менее совокупность из четырех сосредоточенных в статье норм едва ли можно рассматривать в качестве гражданско-правового института . Таковым принято характеризовать обособленную в рамках отрасли права группу норм, образующих известное единство и в достаточной степени автономных. Исходя из этого рассматриваемые правила должны быть квалифицированы как неотъемлемая часть общепризнанного института гражданско-правового договора.

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая. М.: Юринформцентр, 1995. С. 417.

Как видно из легального определения, должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу. Тем самым действительность данного договора не ставится в зависимость от того, упомянуто ли особо в нем это лицо. Но непременным признаком договора должно быть указание, что последнее вправе требовать исполнения обязательства в свою пользу.

Среди соглашений в пользу третьего лица, предусмотренных законом, чаще других встречается договор перевозки груза (багажа), договор страхования, договор между вкладчиком и Сбербанком или ЦБ РФ. В силу ст. 785 ГК по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату. Согласно ст. 929 ГК по договору имущественного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату при наступлении предусмотренного в договоре события возместить страхователю или иному лицу, в пользу которого заключен договор, причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя в пределах определенной договором суммы. Статья 842 ГК предусматривает возможность внесения вклада в банк на имя определенного третьего лица; если иное не оговорено договором банковского вклада, такое лицо приобретает права вкладчика с момента предъявления им к банку первого требования, основанного на этих правах, либо выражения им банку иным способом намерения воспользоваться такими правами.

Это интересно:  Статья 74 Основ. Выдача свидетельств о праве собственности на долю в общем имуществе по совместному заявлению супругов

От договора в пользу третьего лица нужно отграничивать договор об исполнении третьему лицу, когда стороны не имеют в виду предоставление последнему права самостоятельного требования к должнику. Так, в соответствии со ст. 509 ГК поставка товаров осуществляется поставщиком путем отгрузки (передачи) товаров покупателю, являющемуся стороной договора поставки или лицу, указанному в договоре в качестве получателя.

2. Диспозитивной и вместе с тем бланкетной является норма, по которой с момента выражения третьим лицом должнику желания воспользоваться своим правом стороны не могут без его согласия изменять или расторгать заключенный договор.

3. Должник вправе выдвигать против требования третьего лица все вытекающие из договора возражения, какие он мог бы выставить против кредитора. Здесь имеются в виду как возражения, обусловленные, в частности, невозможностью исполнения, за которую должник не отвечает, так и вытекающие из условий договора, например при несоблюдении его предписаний.

Когда третье лицо отказывается от права, предоставленного ему по данному договору, происходит трансформация последнего в обыкновенный договор, уже без осложняющих его признаков.

Критика статьи 430 Гражданского кодекса Российской Федерации

Вообще, вопрос о том, насколько формулировки ст. 430 ГК РФ соответствуют современной жизни, весьма актуален. Наиболее четко эта позиция выражена Е. В. Тычинской. Она рассматривает конструкцию договора о реализации функций единоличного исполнительного органа акционерного общества (далее — АО) и считает его «особой разновидностью договора в пользу третьего лица», хотя «в его отношении исключается применение п. 2—4 ст. 430 ГК РФ». Тем не менее «АО обладает рядом прав, среди которых — право требовать от управляющего возмещения убытков, причиненных ненадлежащим исполнением им своих обязанностей (п. 5 ст. 44 Закона об ООО и п. 5 ст. 71 Закона об АО)». В результате Е. В. Ты- чинская делает такой вывод: «Таким образом, очевидно, что конструкция договора в пользу третьего лица, описанная в ст. 430 ГК РФ, охватывает далеко не все возможные разновидности такого договора, а потому нет причин для того, чтобы не признать договор о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества договором в пользу третьего лица» [1] .

Практически то же самое можно сказать и о квалификации договора между эмитентом и реестродержателем об оказании услуг по ведению реестра. Ведь очевидно, что акционеры имеют определенные права по такому договору. Так, М. А. Рожкова пишет: «Из названного договора об оказании услуг по ведению и хранению реестра возникает право (требование) каждого акционера, не являющегося участником указанного договора, давать специализированному регистратору распоряжения о передаче акций, о внесении изменений в свои данные в реестре, получать соответствующую информацию и проч.» [2] . Из сказанного она делает следующий вывод: данный договор является договором в пользу третьего лица. М. А. Рожкова опирается при этом на позицию О. Н. Садикова по этому конкретному вопросу [3] и на его более общую позицию в отношении неполноты регулирования в нормах ст. 430 ГК РФ. По мнению О. Н. Садикова, не все договоры в пользу третьего лица охватываются данной нормой [4] .

Тем не менее Л. А. Новоселова отвергла квалификацию данного договора как договора в пользу третьего лица [5] . Причем она опиралась на позицию Президиума ВАС РФ по следующему делу. Акционерное общество решило сменить регистратора, а акционер решил в исковом порядке обязать прежнего регистратора продолжать ведение реестра и запретить прежнему регистратору передачу кому-либо документов системы ведения реестра. Президиум ВАС воспрепятствовал такому вмешательству акционера в отношения между эмитентом и регистратором. Между тем если квалифицировать договор как договор в пользу третьего лица и руководствоваться п. 2 ст. 430 ГК РФ, такое вмешательство было бы возможно.

А. О. Рыбалов, рассматривая тот же вопрос, также отверг конструкцию договора в пользу третьего лица, так как сам эмитент не может осуществлять те же права, что и акционеры, а это, по его мнению, противоречит п. 4 ст. 430 ГК РФ [6] .

В общем, ясно, что многие положения ст. 430 ГК РФ к договору между эмитентом и регистратором о ведении реестра неприменимы, хотя из этого договора у акционеров, не принимавших участия в его заключении, возникают определенные права.

Похожая ситуация и с договором между страховой медицинской организацией и медицинским учреждением об оказании медицинских услуг застрахованным лицам. В одном из дел страховщик, оплатив оказанные услуги, расторг договор с медицинским учреждением, но застрахованные лица продолжали пользоваться его услугами. Медицинское учреждение попыталось взыскать оплату услуг со страховой компании, но суд проиграло. Оно ссылалось при этом на п. 2 ст. 430 ГК РФ, который препятствует расторжению договора, если третье лицо изъявило намерение воспользоваться своими правами из него. Суд указал, во-первых, на сомнительность квалификации данного договора как договора в пользу третьего лица, а не договора с исполнением третьему лицу, во-вторых, на то, что «пункт 1 статьи 782 ГК РФ также не ставит право заказчика на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг в зависимость от волеизъявления третьих лиц» [7] . По нашему мнению, довольно очевидно, что данный договор является договором в пользу третьих лиц — застрахованных, но действительно не все нормы ст. 430 ГК РФ к нему применимы.

В отношении договора медицинского страхования суд так изложил свою позицию: «Положения пункта 2 статьи 430 ГК РФ о невозможности расторжения договора в пользу третьего лица без его согласия в данном случае применяться не могут, поскольку в силу своей специфики договор обязательного медицинского страхования не является договором в пользу третьего лица, предусмотренным статьей 430 Кодекса» [8] . Аналогичную позицию суд занял в другом деле: «Рассматривая спорный вопрос о необходимости получения согласия третьих лиц на досрочное прекращение сделки по страхованию, арбитражный суд не учел, что коллективный договор ДМС нельзя рассматривать как договор в пользу третьего лица, так как застрахованное лицо не может потребовать со страховщика оплаты медицинских услуг, которыми оно воспользовалось. Такое требование может быть предъявлено страховщику только страхователем» [9] . Также неверна позиция суда. При отказе страховщика оплатить медицинские услуги застрахованные лица их оплачивают сами, а затем взыскивают со страховщика израсходованные деньги. Страхователь же вообще не сможет этого сделать, даже если застрахованное лицо откажется от взыскания денег. Здесь так же, как и в предыдущем случае, дело не в том, что данный договор не является договором в пользу третьего лица, а в том, что нормы ст. 430 ГК РФ слишком прямолинейны и не учитывают разнообразие договоров в пользу третьего лица.

В современном гражданском обороте возникла проблема возложения на третье лицо, не участвовавшее в заключении договора, обязанностей. Грузополучатель несет довольно много обязанностей по договору перевозки груза, и на этом основании некоторые авторы не признают договоры перевозки груза договорами в пользу третьего лица [10] . Логика здесь такая: договором между двумя лицами невозможно возложить обязанности на тех, кто в таком договоре не участвовал, а значит, лицо, на которое возложены обязанности, является не третьим лицом, а стороной договора, т. е. мы имеем дело не с договором в пользу третьего лица, а с многосторонним договором.

Это интересно:  Статья 700 ГК РФ. Изменение сторон в договоре безвозмездного пользования

Заметим, что такая же логика может быть применена и к договору на выполнение функций единоличного исполнительного органа: юридическое лицо обязано платить ему вознаграждение.

О. Н. Садиков не видит ничего особенного в том, что на третье лицо, не участвовавшее в заключении договора, возлагаются обязанности, причем не только законом, но и договором: «Договор в пользу третьего лица может создавать для этого лица не только право требовать исполнения, но и возлагать на него определенные обязанности, о чем в ст. 430 не говорится. Выгодоприобретатель в договоре страхования (ст. 939 ГК), грузополучатель в договоре перевозки груза (ст. 35 УЖТ, ст. 160 КТМ) наряду с правами несут обязанности. Следует считать возможным возложение на третье лицо, в пользу которого заключен договор, определенных обязанностей и по соглашению участников договора» [12] .

Попытку разрешить эту проблему предпринял В. В. Кулаков. Он пишет, что стороны договора (оферент и акцептант) и стороны обязательств, вытекающих из договора, не обязательно должны совпадать. Поэтому лица, не принимавшие участия в заключении договора, могут стать сторонами вытекающих из договора обязательств, изъявив на это свою волю. Они могут стать как кредиторами по конкретным обязательствам и соответственно нести кредиторские обязанности, так и должниками. Например, получатель в договоре поставки (п. 1 ст. 509 ГК РФ) несет обязанности по данному договору, хотя ни о каких его правах в ГК РФ нет ни слова. Тем не менее договор поставки с указанием получателя является, по мнению В. В. Кулакова, договором в пользу третьего лица [13] .

Правда, необходимость изъявления своей воли лицом, не принимавшим участия в заключении договора, для включения в договор в качестве его участника давно уже поставлена под сомнение многими авторами, и прежде всего В. И. Сереб- ровским. Ведь очевидно, что договоры страхования жизни несовершеннолетних являются договорами в пользу третьего лица и создают у этого лица право требовать исполнения в свою пользу, хотя это лицо никаким образом не может изъявить свою волю [14] .

  • [1] Тычинская Е. В. Договор о реализации функций единоличного исполнительного органа хозяйственного общества / под ред. Л. Ю. Михеевой. М., 2012.С. 102-103.
  • [2] Рожкова М. А. Об ответственности эмитента и специализированного регистратора за нарушения порядка ведения реестра // Меры обеспечения и меры ответственности в гражданском праве: сб. ст. / рук. авт. кол. и отв. ред.М.А. Рожкова. М., 2010. С. 386.
  • [3] См.: Садиков О. Н. Ответственность сторон при ведении реестра владельцев именных ценных бумаг // Комментарий судебно-арбитражной практики. Вып. 13 / под ред. В. Ф. Яковлева. М., 2006. С. 36—46.
  • [4] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации,части первой (постатейный) / под ред. О. Н. Садикова. 3-е изд. С. 968, 969.
  • [5] См.: Новоселова Л. А. Дело «Озимова А. В. против обществ “Кубаньтех-газ” и “Регистратор Р. О. С. Т.”» (постановление Президиума ВАС РФ от1 февраля 2005 г. № 12158/04) // Правовые позиции Президиума ВысшегоАрбитражного Суда Российской Федерации. Избранные постановления за2005 год с комментариями / под ред. А. А. Иванова. М., 2010. С. 15.
  • [6] См.: Рыболов Л. О. Эмитент и регистратор: кто виноват или кто отвечает? //Арбитражные споры. 2010. № 4. С. 129—136.
  • [7] Постановление ФАС Дальневосточного округа от 1 июня 2009 г.№ Ф03-2229/2009.
  • [8] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30 октября 2003 г.по делу № А19-19268/02-13-Ф02-3651/03-С2.
  • [9] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 29 мая 2008 г.№ 004-3467/2008(6118-А45-8).
  • [10] См.: Выгодянский А. В. Указ. соч.
  • [11] См. постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 2 июня 2005 г.по делу № 004-2981/2005(11364-А03-30).
  • [12] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, частипервой (постатейный) / под ред. О. Н. Садикова. С. 969.
  • [13] См.: Кулаков В. В. Обязательство и осложнения его структуры в гражданском праве России. С. 164—168.
  • [14] См.: Серебровский В. И. Указ. соч.

Статья 430. Договор в пользу третьего лица

1. Договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу.

2. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, с момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица.

3. Должник в договоре вправе выдвигать против требования третьего лица возражения, которые он мог бы выдвинуть против кредитора.

4. В случае, когда третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору.

Комментарий к статье 430 Гражданского Кодекса РФ

1. Конструкция договора в пользу третьего лица, используемая гражданским законодательством в интересах облегчения и развития имущественного оборота, выражена в ст. 430 в общей форме и недостаточно полно.

Во-первых, договор в пользу третьего лица может возникать не только по соглашению сторон (п. 1 статьи), но и в силу соответствующих указаний норм законодательства. Примером являются договор перевозки груза (ст. 785 ГК) и отдельные виды договора личного страхования (ст. 929 ГК).

Во-вторых, в некоторые гражданско-правовые договоры в силу их содержания и назначения не могут быть включены условия, придающие им свойства договора в пользу третьего лица (например, банковский счет, поручение, комиссия).

В-третьих, договор в пользу третьего лица может создавать для этого лица не только право требовать исполнения, но и возлагать на него определенные обязанности, о чем в ст. 430 не говорится. Выгодоприобретатель в договоре страхования (ст. 939 ГК), грузополучатель в договоре перевозки груза (ст. 35 УЖТ, ст. 160 КТМ) наряду с правами несут обязанности. Следует считать возможным возложение на третье лицо, в пользу которого заключен договор, определенных обязанностей и по соглашению участников договора.

2. Третье лицо, в пользу которого заключается договор, может быть согласно п. 1 ст. 430 указано или не указано. Второй случай имеет в виду в основном правила морского страхования грузов (п. 2 ст. 253 КТМ), когда в страховых полисах используется формула «в пользу кого следовать будет».

3. Об особенностях договора в пользу третьего лица при страховании см. ст. 956 ГК, а при банковских вкладах — ст. 842 ГК. В последнем случае правила ст. 430 применяются, если это не противоречит существу банковского вклада.

4. Договор в пользу третьего лица следует отличать от договора об исполнении третьему лицу (например, при отгрузке поставляемой продукции не покупателю, а названным в его разнарядке получателям), когда это третье лицо может принять исполнение, но не вправе предъявлять к должнику требования об исполнении договора в свою пользу. Соответственно правила ст. 430 к таким договорам неприменимы. При разграничении названных договоров следует исходить из того, что наделение третьего лица правом требования к должнику должно быть ясно выражено в соответствующих договорных условиях, сам факт платежа третьему лицу договор в пользу третьего лица не создает.

Другой комментарий к статье 430 ГК РФ

1. Часть правил комментируемой статьи была отражена в общих положениях об обязательствах ранее действовавших кодифицированных гражданских законов. Ныне в данную статью наряду с ними включены также некоторые другие положения, отличающиеся заметной новизной.

Это интересно:  Статья 1195 ГК РФ. Личный закон физического лица

Тем не менее совокупность из четырех сосредоточенных в статье норм едва ли можно рассматривать в качестве гражданско-правового института . Таковым принято характеризовать обособленную в рамках отрасли права группу норм, образующих известное единство и в достаточной степени автономных. Исходя из этого рассматриваемые правила должны быть квалифицированы как неотъемлемая часть общепризнанного института гражданско-правового договора.

Как видно из легального определения, должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу. Тем самым действительность данного договора не ставится в зависимость от того, упомянуто ли особо в нем это лицо. Но непременным признаком договора должно быть указание, что последнее вправе требовать исполнения обязательства в свою пользу.

Среди соглашений в пользу третьего лица, предусмотренных законом, чаще других встречается договор перевозки груза (багажа), договор страхования, договор между вкладчиком и Сбербанком или ЦБ РФ. В силу ст. 785 ГК по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату. Согласно ст. 929 ГК по договору имущественного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату при наступлении предусмотренного в договоре события возместить страхователю или иному лицу, в пользу которого заключен договор, причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя в пределах определенной договором суммы. Статья 842 ГК предусматривает возможность внесения вклада в банк на имя определенного третьего лица; если иное не оговорено договором банковского вклада, такое лицо приобретает права вкладчика с момента предъявления им к банку первого требования, основанного на этих правах, либо выражения им банку иным способом намерения воспользоваться такими правами.

От договора в пользу третьего лица нужно отграничивать договор об исполнении третьему лицу, когда стороны не имеют в виду предоставление последнему права самостоятельного требования к должнику. Так, в соответствии со ст. 509 ГК поставка товаров осуществляется поставщиком путем отгрузки (передачи) товаров покупателю, являющемуся стороной договора поставки или лицу, указанному в договоре в качестве получателя.

2. Диспозитивной и вместе с тем бланкетной является норма, по которой с момента выражения третьим лицом должнику желания воспользоваться своим правом стороны не могут без его согласия изменять или расторгать заключенный договор.

3. Должник вправе выдвигать против требования третьего лица все вытекающие из договора возражения, какие он мог бы выставить против кредитора. Здесь имеются в виду как возражения, обусловленные, в частности, невозможностью исполнения, за которую должник не отвечает, так и вытекающие из условий договора, например при несоблюдении его предписаний.

Когда третье лицо отказывается от права, предоставленного ему по данному договору, происходит трансформация последнего в обыкновенный договор, уже без осложняющих его признаков.

Статья 430 ГК РФ. Договор в пользу третьего лица

Открытая общественная правовая информационная система

Задать вопрос юристу

  • Главная ›
  • Полезная литература ›
  • Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу РФ ›
  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ›
  • Раздел III. ОБЩАЯ ЧАСТЬ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА ›
  • Глава 27. ПОНЯТИЕ И УСЛОВИЯ ДОГОВОРА ›
  • Статья 430. Договор в пользу третьего лица

Статья 430. Договор в пользу третьего лица

1. Договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу.

2. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, с момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица.

3. Должник в договоре вправе выдвигать против требования третьего лица возражения, которые он мог бы выдвинуть против кредитора.

4. В случае, когда третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору.

1. Договор в пользу третьего лица следует отличать от договора об исполнении третьему лицу (например, при отгрузке поставляемой продукции не покупателю, а названным в его разнарядке получателям), когда это третье лицо может принять исполнение, но не вправе предъявлять к должнику требования об исполнении договора в свою пользу. Соответственно правила ст. 430 к таким договорам неприменимы.

2. Конструкция договора в пользу третьего лица, используемая гражданским законодательством в интересах облегчения и развития имущественного оборота, выражена в ст. 430 в общей форме и недостаточно полна.

Во-первых, договор в пользу третьего лица может возникать не только по соглашению сторон (п. 1 статьи), но и в силу соответствующих указаний норм законодательства. Примером являются договор перевозки груза (ст. 785 ГК) и некоторые виды договора личного страхования (ст. 929 ГК).

Во-вторых, в некоторые гражданско-правовые договоры в силу их содержания и назначения не могут быть включены условия, придающие им свойства договора в пользу третьего лица (например, банковский счет, поручение, комиссия).

В-третьих, договор в пользу третьего лица может создавать для этого третьего лица не только право требовать исполнения, но и возлагать на него определенные обязанности, о чем в ст. 430 не говорится. Выгодоприобретатель в договоре страхования (ст. 939 ГК), грузополучатель в договоре перевозки груза (ст. 64 УЖД, ст. 154 КТМ) наряду с правами несут обязанности. Следует считать возможным возложение на третье лицо, в пользу которого заключен договор, определенных обязанностей и по соглашению участников договора.

3. Третье лицо, в пользу которого заключается договор, может быть согласно п. 1 ст. 430 указано или не указано. Этот второй случай имеет в виду в основном правила морского страхования грузов (ст. 199 КТМ), когда в страховых полисах используется формула «в пользу кого следовать будет».

4. Об особенностях договора в пользу третьего лица при страховании см. ст. 956 ГК, а при банковских вкладах – ст. 842 ГК. В этом последнем случае правила ст. 430 применяются, если это не противоречит существу банковского вклада.

Статья написана по материалам сайтов: www.gk-rf.ru, grazhdanskiy-kodeks-rf.com, studref.com, gkrf24.ru, xn--80aefurcfeajeho7k.xn--p1ai.

»


Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector