+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Определение Верховного Суда РФ от 13 августа 2010 года № 49-В10-9

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании в порядке надзора гражданское дело по заявлению адвоката Молдованова Вячеслава Владимировича об оспаривании действий Управления Федеральной миграционной службы Российской Федерации по Республике Башкортостан в г. Нефтекамске,

по надзорной жалобе Управления Федеральной миграционной службы Российской Федерации по Республике Башкортостан (далее — УФМС РФ по Республике Башкортостан) на решение Нефтекамского городского суда от 2 июля 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 25 августа 2009 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации А.В.И., объяснения представителя УФМС РФ по Республике Башкортостан Ж.И.М., поддержавшего доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия установила:

Адвокат М.В.В. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий Управления Федеральной миграционной службы Российской Федерации по Республике Башкортостан в г. Нефтекамске.

В обоснование заявленных требований М.В.В. указал, что он на основании соглашения об оказании юридической помощи в интересах своего клиента К.Л.Н. (истца по делу) обратился в отдел УФМС РФ по Республике Башкортостан в г. Нефтекамске с запросом о предоставлении адресных данных на гражданина Ф.Н.А. (ответчика по иску), в чем ему было отказано. По мнению М.В.В. Федеральный закон О персональных данных» от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ не может иметь приоритета перед нормативными актами, регламентирующими деятельность адвоката, направленную на защиту прав граждан и представление их интересов.

Решением Нефтекамского городского суда от 2 июля 2009 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 25 августа 2009 года, заявление М.В.В. удовлетворено, отказ отдела УФМС РФ по Республике Башкортостан в г. Нефтекамске в предоставлении указанных сведений признан незаконным.

Определением судьи Верховного Суда Республики Башкортостан от 9 декабря 2009 года в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции отказано.

В надзорной жалобе УФМС РФ по Республике Башкортостан просит указанные судебные постановления отменить, ссылаясь на нарушение норм материального права.

27 января 2010 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением от 30 марта 2010 года передано для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В соответствии с частью 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи, для реализации данных положений в Российской Федерации создан и функционирует институт адвокатуры.

При этом, законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре основывается на Конституции Российской Федерации и состоит из Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», других федеральных законов, принимаемых в соответствии с федеральными законами нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти, регулирующих указанную деятельность, а также из принимаемых в пределах полномочий, установленных настоящим Федеральным законом, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

Удовлетворяя требования М.В.В., суд исходил из того, что согласно статьям 1 и 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ адвокат является лицом, на которое государство возложило обязанность оказывать квалифицированную юридическую помощь. По мнению суда, отказом УФМС РФ по Республике Башкортостан в предоставлении информации нарушено предусмотренное статьей 6 указанного Федерального закона право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций.

Суд также пришел к выводу о том, что Федеральный закон от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ специально предназначен для регулирования соответствующих отношений и устанавливает дополнительные гарантии прав и законных интересов отдельных категорий лиц, обусловленные в том числе их особым правовым статусом, а также содержит более широкие права адвокатов по сравнению с иными лицами, не имеющими специального правового статуса, и эти дополнительные права направлены исключительно на реализацию конституционного права граждан на получение своевременной, квалифицированной юридической помощи, в связи с чем посчитал неприменимым к спорным правоотношениям Федеральный закон «О персональных данных» от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ, устанавливающий, в частности, ограничения в предоставлении третьим лицам персональных прав граждан в Российской Федерации.

С данными выводами суда Судебная коллегия по гражданским делам согласиться не может по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, 2 апреля 2009 года М.В.В. обратился с адвокатским запросом в отдел УФМС РФ по Республике Башкортостан в г. Нефтекамске о выдаче адресной справки на гражданина Фаезова Н.А. для предоставления мировому судье судебного участка N 6 по г. Нефтекамску (л.д. 15).

Письмом от 3 апреля 2009 года миграционная служба отказала М.В.В. в предоставлении запрашиваемой информации со ссылкой на Федеральный закон «О персональных данных» от 27 июля 2006 года. N 152-ФЗ (л.д. 16).

В соответствии со статьями 23 и 24 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Федерального закона «О персональных данных» от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных), в том числе его фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы, другая информация.

Пунктом 10 названной статьи указанного закона установлено, что конфиденциальность персональных данных — это обязательное для соблюдения оператором или иным получившим доступ к персональным данным лицом требование не допускать их распространения без согласия субъекта персональных данных или наличия иного законного основания.

Операторами и третьими лицами, получающими доступ к персональным данным, должна обеспечиваться конфиденциальность таких данных (статья 7 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ).

Указом Президента Российской Федерации от 6 марта 1997 года N 188 утвержден Перечень сведений конфиденциального характера, согласно п. 1 которого к таким сведениям относятся сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность (персональные данные), за исключением сведений, подлежащих распространению в средствах массовой информации в установленных федеральными законами случаях.

Статьей 6 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ предусмотрены случаи, при которых согласие субъекта персональных данных на их обработку не требуется. При этом предоставление информации о персональных данных субъекта по адвокатскому запросу федеральным законодательством не предусмотрено.

Закрепленное в статье 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, и обязанность соответствующего органа предоставить такую информацию, не распространяются на установленные законом конфиденциальные сведения.

Учитывая, что судами первой и кассационной инстанций допущены ошибки в применении и толковании норм материального права, которые повлияли на исход рассмотрения дела, судебные постановления подлежат отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении заявления адвоката М.В.В.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила:

решение Нефтекамского городского суда от 2 июля 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 25 августа 2009 года отменить, принять новое решение, которым в удовлетворении заявления адвоката М.В.В. о признании неправомерными действий Управления Федеральной миграционной службы Российской Федерации по Республике Башкортостан в г. Нефтекамске по отказу в предоставлении сведений по запросу адвоката М.В.В. адресной справки на гражданина Ф.Н.А. — отказать.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 мая 2010 г. N 49-В10-5

Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Определение Верховного Суда Российской Федерации № 49-В11-9 от 21.09.2011

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 21 сентября 2011 г.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Ерёменко Т.И., судей Калининой Л.А. Ксенофонтовой О.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в порядке надзора гражданское дело по жалобе заместителя начальника Специализированного отдела по исполнению особых исполнительных документов Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Башкортостан (далее — УФССП России по РБ) — заместителя старшего судебного пристава Акбулатова Д.М. на решение Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 20 мая 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 ноября 2010 года по делу по заявлению Федерального казённого предприятия «Авангард» (далее — ФКП «Авангард») об оспаривании постановлений судебного пристава-исполнителя.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Калининой Л.А., объяснения представителей УФССП России по РБ Сахипова Д.Р., Суниной Е.И., поддержавших доводы надзорной жалобы, представителя ФКП «Авангард» Исанбердиной Д.А., полагавшей доводы надзорной жалобы не подлежащими удовлетворению, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

ФКП «Авангард» обратилось в суд с заявлением об оспаривании постановлений судебного пристава-исполнителя Специализированного отдела по исполнению особых исполнительных документов УФССП по РБ от 12 марта 2010 года и от 14 апреля 2010 года о наложении ареста на денежные средства должника ФКП «Авангард», находящиеся на расчетных счётах в банке ООО «УралКапиталБанк», о возбуждении административного дела о наложении штрафа за допущенное правонарушение.

Решением Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 20 мая 2010 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 ноября 2010 г., указанное заявление частично удовлетворено, признаны незаконными действия судебного пристава-исполнителя Специализированного отдела по исполнению особых исполнительных документов УФССП по РБ по наложению ареста на расчётные счета ФКП «Авангард», отменено постановление судебного пристава-исполнителя от 14 апреля 2010 г. о наложении ареста на денежные средства ФКП «Авангард», находящиеся в банке ООО «УралКапиталБанк».

Производство в части требований ФКП «Авангард» о возбуждении административного дела о наложении штрафа за допущенное правонарушение прекращено, ФКП «Авангард» разъяснено, что повторное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям в указанной части не допускается. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Определением судьи Верховного Суда Республики Башкортостан от 10 февраля 2011 г. в передаче надзорной жалобы заместителя начальника Специализированного отдела по исполнению особых исполнительных документов УФССП по РБ — заместителя старшего судебного пристава Акбулатова Д.М. для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции отказано.

В надзорной жалобе ставится вопрос об отмене решения Советского районного суда г. Уфы от 20 мая 2010 г. и определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан от 18 ноября 2010 года.

По результатам изучения доводов надзорной жалобы 23 мая 2011 года судьей Верховного Суда Российской Федерации дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 27 июля 2011 г. надзорная жалоба с делом передана для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции — Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит их подлежащими удовлетворению.

Так, при разрешении дела по существу суд руководствовался статьёй 120 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующей ответственность учреждения по обязательствам. Однако должник по исполнительному производству — ФКП «Авангард» является федеральным казённым предприятием, что прямо следует из материалов дела, и следовательно, суду надлежало применить пункты 2, 5 статьи 113 Гражданского кодекса Российской Федерации, по смыслу которых, имущество государственного или муниципального унитарного предприятия находится соответственно в государственной или муниципальной собственности и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, и унитарное предприятие отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом.

Это интересно:  Отчет председателя тсж за год

Признавая действия судебного пристава незаконными, суд также исходил из того, что ФКП «Авангард» является предприятием стратегического назначения, денежные средства ФКП «Авангард», на которые наложен арест судебным приставом-исполнителем предоставлены предприятию из бюджета Российской Федерации на выполнение уставных задач в сфере национальной безопасности, а следовательно оснований для наложения ареста на расчётные счета в порядке действующего законодательства об исполнительном производстве не имеется.

Такой вывод не согласуется с нормами федерального законодательства, регулирующего спорное правоотношение.

Постановление о наложении ареста на денежные средства должника, находящиеся в банке или иной кредитной организации, судебный пристав-исполнитель направляет в банк или иную кредитную организацию. В случае, когда неизвестны реквизиты счетов должника, судебный пристав-исполнитель направляет в банк или иную кредитную организацию постановление о розыске счетов должника и наложении ареста на денежные счета должника в размере задолженности, определяемом в соответствии с частью 2 статьи 69 упомянутого Федерального закон (части 1, 2 статьи 81 Федерального закона от 2 октября 2007г. № 2289-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Взыскание на имущество должника по исполнительным документам обращается в первую очередь на его денежные средства в рублях и иностранной валюте и иные ценности, в том числе находящиеся на счетах, во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях (часть 3 статьи 69 Федерального закона от 2 октября 2007 года № 2289-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Согласно пункту 7 Правил предоставления из федерального бюджета субсидий федеральным казенным предприятиям оборонно-промышленного комплекса в 2010 году, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2008 года № 351, субсидии перечисляются в установленном порядке на расчетные счета предприятий, открытые в кредитных организациях, в соответствии с договорами между Министерством промышленности и торговли Российской Федерации и предприятиями.

В случае, если счета должнику открыты в учреждении Центрального банка Российской Федерации или в кредитной организации, исполнение исполнительного документа производится в соответствии с Федеральным законом «Об исполнительном производстве».

При этом действующее законодательство ограничений на арест и списание таких денежных средств с расчётных счетов предприятий не устанавливает.

Таким образом, выводы о неправомерности действий судебного пристава-исполнителя Специализированного отдела по исполнению особых исполнительных документов УФССП по РБ по наложению ареста на расчётные счета ФКП «Авангард» сделаны судом первой инстанции с существенным нарушением норм материального закона, повлиявшего на исход дела, без устранения которого невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов, указанных в жалобе заместителя начальника УФССП России по РБ, что бесспорно является основанием для отмены решения Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 20 мая 2010 г. и определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 ноября 2010 г. в указанной части в порядке статьи 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, судом установлены, Судебная коллегия полагает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять в данной части новое решение, которым отказать ФКП «Авангард» в удовлетворении заявления о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя Специализированного отдела по исполнению особых исполнительных документов УФССП по РБ по наложению ареста на расчётные счета.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 20 мая 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 ноября 2010 г. в части удовлетворения требований ФКП «Авангард» отменить и принять в данной части новое решение об отказе в удовлетворении требований ФКП «Авангард» о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя Специализированного отдела по исполнению особых исполнительных документов Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Башкортостан по наложению ареста на расчётные счета.

Решение Верховного суда: Определение N 5-В10-49 от 09.07.2010 Судебная коллегия по гражданским делам, надзор

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 9 июля 2010 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горохова Б.А.

судей Гуляевой ГА. и Корчашкиной Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании 9 июля 2010 года гражданское дело по иску Рябова С Н к Евразийскому банку развития о взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, по надзорной жалобе Рябова С.Н. на определение Таганского районного суда г. Москвы от 26 ноября 2009 года, оставленное без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 декабря 2009 года, которым производство по делу прекращено.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав объяснения представителей Рябова С.Н. — адвоката Канаш Е.П. и Майданчука Р.В., поддержавших доводы надзорной жалобы возражения представителя Евразийского банка развития — адвоката Драгунова Д.И., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Рябов С.Н. обратился в суд с иском к Евразийскому банку развития о взыскании заработной платы, компенсации морального вреда.

В ходе судебного заседания до рассмотрения дела по существу Евразийский банк развития уведомил суд о наличии у него иммунитета от судебного преследования на территории РФ и отсутствии у него намерения отказаться от этого иммунитета в отношении данного дела, в связи с чем заявил ходатайство о прекращении производства по делу.

Определением Таганского районного суда г. Москвы от 26 ноября 2009 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 декабря 2009 года производство по делу прекращено.

В надзорной жалобе Рябова С.Н. содержится просьба об отмене состоявшихся судебных постановлений со ссылкой на то, что судами было допущено существенное нарушение в применении и толковании норм материального и процессуального права.

По результатам изучения доводов надзорной жалобы Рябова С.Н. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 8 июня 2010 года надзорная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции — Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив законность обжалуемых судебных постановлений, а также материалы дела, обсудив обоснованность доводов надзорной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что надзорная жалоба подлежит удовлетворению, а принятые судебные постановления подлежат отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судом были допущены такого характера существенные нарушения, выразившиеся в следующем.

В соответствии со ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке

гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134 настоящего Кодекса.

В силу п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению

в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Согласно п. 3 ст. 401 ГПК РФ аккредитованные в Российской Федерации

дипломатические представители иностранных государств, другие лица,

указанные в международных договорах Российской Федерации или

федеральных законах, подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации

по гражданским делам в пределах, определенных общепризнанными

принципами и нормами международного права или международными

договорами Российской Федерации.

Суд первой инстанции, руководствуясь приведенными нормами прекратил производство по делу, ссылаясь на то, что Евразийский банк развития не может быть привлечен к участию в настоящем деле в качестве ответчика, поскольку обладает на территории Российской Федерации иммунитетом «от любого судебного преследования» и «от любой формы судебного вмешательства».

Суд кассационной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции.

Между тем, Судебная коллегия не может согласиться с приведенными выводами судебных инстанций, поскольку они сделаны с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела.

Судом установлено, что Евразийский банк развития является международной организацией, созданной и действующей на основании Соглашения об учреждении Евразийского банка развития от 12 января 2006 года. Устав Евразийского банка развития является неотъемлемой частью Соглашения.

Учитывая, что Евразийский банк развития признается международной организацией, ссылка судебных инстанций при рассмотрении дела на часть 3 статьи 401 ГПК РФ, касающуюся дипломатических представительств ошибочна.

В соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

В силу части 2 статьи 401 ГПК РФ международные организации подлежат юрисдикции судов в Российской Федерации по гражданским делам в пределах определенных международными договорами Российской Федерации федеральными законами.

Статья 3 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Евразийским банком развития об условиях пребывания Евразийского банка развития на территории Российской Федерации предусматривает, что банк,

филиалы и представительства, их имущество, архивы, где и в чьем распоряжении они бы не находились, обладают иммунитетом от любой формы

судебного вмешательства, за исключением случаев, предусмотренных п. 1 ст.

31 Устава, и случаев, когда Банк сам определенно отказывается от

Согласно п.1 ст.31 Устава Евразийского банка развития банк обладает

иммунитетом от любого судебного преследования, за исключением случаев,

не являющихся следствием осуществления его полномочий или не связанных с

осуществлением этих полномочий. Иски против банка могут быть возбуждены

только в компетентных судах на территории государства, в котором банк расположен, либо имеет филиал, дочерний банк или представительство, либо назначил агента с целью принятия судебной повестки или извещения о процессе, либо выпустил ценные бумаги или гарантировал их.

Таким образом, иммунитет банка распространяется на случаи являющиеся следствием осуществления его полномочия или связанные с осуществлением этих полномочий.

Под осуществлением полномочий предполагается осуществление Банком своих основных функций, закрепленных в Соглашении и Уставе .

Функции банка обусловлены его целями, которые изложены в статье 1 Соглашения об учреждении Евразийского банка развития и в статье 1 Устава Банка.

В соответствии с названными нормами Банк призван способствовать становлению и развитию рыночной экономики государств — участников соглашения, их экономическому росту и расширению торгово-экономических связей между ними путем осуществления инвестиционной деятельности.

В силу статьи 2 Устава Банка функции (полномочия) банка заключаются в следующем: осуществление инвестиций; консультирование участников банка по вопросам экономического развития, использования ресурсов расширения торгово-экономических связей; проведение информационно аналитической работы в области государственных и международных финансов; взаимодействие с международными организациями, государствами национальными учреждениями и хозяйствующими субъектами государств участников банка; осуществление иной деятельности, которая не противоречит целям банка, определенным Соглашением, двусторонними соглашениями, заключенными банком с участниками банка, их центральными (национальными) банками и иными уполномоченными органами, а также международной банковской практике.

Исходя из изложенного следует, что иммунитет Банка является ограниченным (функциональным) и распространяется только на деятельность Евразийского банка развития по выполнению функций и достижению целей предусмотренных Соглашением и Уставом Банка.

Трудовые отношения между Рябовым С.Н. и Евразийским банком развития не являются следствием осуществления Банком своих основных функций, поскольку само по себе трудоустройство производится именно в целях осуществления Банком своей деятельности, в связи с чем не охватываются иммунитетом.

Следовательно, вывод суда о наличии у Евразийского банка развития абсолютного иммунитета от любого судебного преследования и от любой формы судебного вмешательства сделан с существенным нарушением закона

и основан на неправильном применении и толковании норм материального

Что касается довода, содержащегося в возражении на надзорную жалобу,

относительно того, что трудовой спор между истцом и ответчиком не

подлежит рассмотрению в судах Российской Федерации, поскольку на основании трудового договора спор должен рассматриваться в соответствии с внутренними нормативными документами Банка, несостоятелен. В соответствии с частью 1 статьи 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Согласно пункту 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом. При этом внутренние нормативные акты Банка не содержат доступного для истца какого-либо способа для эффективной защиты своих трудовых прав.

Это интересно:  Размер компенсации морального вреда за побои. Судебная практика

Ссылка в возражении на правовую позицию, изложенную в Постановлении Европейского Суда по правам человека по делу «Беер и Реган против Германии» от 18 февраля 1999 года, согласно которой наличие у работодателя иммунитета не может рассматриваться как нарушение «права на суд», предусмотренного пунктом 1 статьи 6 Конвенции, ошибочна Европейский Суд по правам человека в указанном постановлении пришел к такому выводу только по тому основанию, что альтернативные средства правовой защиты, имевшиеся в распоряжении заявителей, не были использованы.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия признает состоявшиеся по делу судебные постановления незаконными, принятыми с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав истца. В связи с этим определение Таганского районного суда г. Москвы от 26 ноября 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 декабря 2009 года подлежат отмене с направлением дела на рассмотрение по существу в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388 и 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила определение Таганского районного суда г. Москвы от 26 ноября 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 22 декабря 2009 года отменить. Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определение Верховного Суда РФ от 13 августа 2010 года № 49-В10-9

С 22 октября 2018 г. ежегодный оплачиваемый отпуск работникам, имеющим трех и более детей в возрасте до двенадцати лет, будет предоставляться в удобное для них время. Это предусмотрено ст. 262.2 ТК РФ, которая внесена в Трудовой кодекс Федеральным законом от 11.10.2018 № 360-ФЗ.

С 14 октября 2018 г. Уголовным кодексом РФ (ст. 144.1) предусмотрена ответственность за необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение с работы лиц предпенсионного возраста по мотивам достижения ими такого возраста.
Подробности — в разделе «Новое в законодательстве и практике»

НОВОЕ ИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

25 октября 2018

Справка об уходе за больным ребенком не является доказательством уважительной причины отсутствия на работе
>>>

Сокращение отца, имеющего троих малолетних детей назаконно, даже если он не сообщил работодателю о наличии у него третьего ребенка
>>>

24 октября 2018

Изменение штатного расписания – не основание для увольнения по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ
>>>

Дело о взыскании компенсации за несвоевременную выплату заработной платы направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку срок исковой давности по делам данной категории подлежит исчислению с момента полного погашения работодателем задолженности, а не с момента увольнения истца

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

4 февраля 2011 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Корчашкиной Т.Е.,
судей Назаровой A.M., Задворнова М.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Т В.П. к ОАО «***» о взыскании компенсации за несвоевременную выплату заработной платы, индексации и компенсации морального вреда по надзорной жалобе Т В.Г. на решение Уфимского районного суда Республики Башкортостан от 1 апреля 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 мая 2010 г. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаровой A.M., возражения представителей ОАО «***» адвокатов М И.В., П А.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

УСТАНОВИЛА:

Т В.Г. обратился в суд с указанными исковыми требованиями, ссылаясь на то, что работал в ОАО «***» до 28 мая 2007 года. При увольнении ему не была выплачена причитающаяся заработная плата в размере * руб. * коп. Задолженность по заработной плате выплачена ответчиком в полном объеме только 15 января 2010 года, в связи с чем просил взыскать с ответчика компенсацию за несвоевременную выплату заработной платы, индексацию и компенсацию морального вреда.

Решением Уфимского районного суда Республики Башкортостан от 1 апреля 2010 года Тарануха В.Г. отказано в удовлетворении заявленных требований.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 мая 2010 года состоявшееся по делу решение оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Т В.Г. ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 28 октября 2010 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в порядке надзора и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2010 г. надзорная жалоба Т В.Г. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание не явился Т В.Г., надлежащим образом извещённый о месте и времени рассмотрения дела, от него 18 января 2011 года поступила телефонограмма с просьбой рассмотреть дело в его отсутствие, в связи с чем на основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в отсутствие Т В.Г.

Поверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судами были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права.

Разрешая спор и принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истцом пропущен срок обращения в суд, установленный статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которому работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. По мнению суда, о нарушении своих прав истец узнал в день увольнения. При этом суд признал необоснованным и противоречащим нормам статей 14, 140, 392 Трудового кодекса Российской Федерации довод истца об исчислении указанного срока с момента выплаты задолженности по заработной плате.

С данными выводами согласился суд кассационной инстанции.

Между тем, Судебная коллегия не может согласиться с указанными выводами судов первой и кассационной инстанций по следующим основаниям.

Согласно статье 236 Трудового кодекса Российской Федерации при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Как следует из материалов дела, Т В.Г. работал в ОАО «***» в должности ***. Приказом от 25 мая 2007 года № 374/у уволен с 28 мая 2007 года по пункту 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации по собственному желанию, однако окончательный расчет с ним произведен только 15 января 2010 года.

Таким образом, судами первой и кассационной инстанций не было учтено, что заработная плата истцу была выплачена несвоевременно по вине работодателя, в связи с чем Т В.Г. имеет право на взыскание компенсации за несвоевременное получение заработной платы, предусмотренной статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации.

В данном случае срок исковой давности подлежит исчислению с момента полного погашения работодателем задолженности, то есть с 15 января 2010 года, а не с момента увольнения Т В.Г. и нормы статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации не могут быть применены к возникшим правоотношениям.

При таких обстоятельствах в целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судами первой и кассационной инстанций в применении норм материального права, которая повлекла вынесение неправосудного решения, Судебная коллегия находит необходимым отменить решение Уфимского районного суда Республики Башкортостан от 1 апреля 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 мая 2010 г., направив дело на новое рассмотрение в тот же суд.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387 и 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Уфимского районного суда Республики Башкортостан от 1 апреля 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 мая 2010 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд первой инстанции.

Рязанская областная организация
Профсоюза работников народного образования и науки
Российской Федерации

Поиск по сайту

Проект
«Дисконтная карта
члена Профсоюза»

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 ноября 2009 г. N 49-В09-13

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горохова Б.А.,

судей Корчашкиной Т.Е., Гуляевой Г.А.

рассмотрела в судебном заседании 12 ноября 2009 г. гражданское дело по иску Н. к Государственному учреждению — Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Калининском районе г. Уфы Республики Башкортостан о назначении досрочной трудовой пенсии по старости по надзорной жалобе Государственного учреждения — Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Калининском районе г. Уфы Республики Башкортостан на решение Калининского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 21 ноября 2008 г., которым исковые требования удовлетворены, и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 29 января 2009 г., которым решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

Н. обратился в суд с иском к Государственному учреждению — Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по Калининскому району г. Уфы Республики Башкортостан с настоящим иском, ссылаясь на то, что решением комиссии Государственного учреждения — Управления Пенсионного фонда Российской Федерации по Калининскому району г. Уфы Республики Башкортостан от 29 августа 2008 г. N 39 ему было отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности по мотиву невозможности включения в стаж отдельных периодов его работы. Данные обстоятельства послужили основанием для обращения Н. в суд с настоящим иском, в котором он просил признать незаконным решение территориального управления Пенсионного фонда Российской Федерации от 29 августа 2008 г. N 39 об отказе во включении в специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости спорных периодов работы, включении этих периодов в специальный стаж для назначения пенсии и обязании назначить досрочную трудовую пенсию по старости с момента его обращения в пенсионный орган.

Ответчик иск не признал.

Решением Калининского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 21 ноября 2008 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 29 января 2009 г., заявленные требования удовлетворены. Суд постановил признать решение Государственного учреждения — Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Калининском районе г. Уфы Республики Башкортостан от 29 августа 2008 г. N 39 об отказе в назначении Н. досрочной трудовой пенсии по старости незаконным, включить в специальный стаж истца периоды нахождения в учебном отпуске с 3 июня 1991 г. по 6 июля 1991 г. (1 месяц 4 дня); периоды работы в должности руководителя кружка в Доме пионеров: с 26 октября 1981 г. по 1 июня 1982 г., с 1 сентября 1982 г. по 1 июня 1983 г., с 1 сентября 1983 г. по 1 июня 1984 г., с 1 октября 1984 г. по 1 июня 1985 г., с 1 сентября 1985 г. по 30 июня 1986 г., с 1 сентября 1987 г. по 17 апреля 1988 г., с 18 апреля 1988 г. по 2 июня 1991 г., с 7 июля 1991 г. по 1 октября 1991 г. (8 лет 5 месяцев 7 дней); в должности руководителя кружка в Доме творчества для детей и юношества с 2 октября 1991 г. по 10 ноября 1992 г. (1 год 1 месяц 9 дней); в должности педагога дополнительного образования в Доме творчества для детей и юношества с 11 ноября 1992 г. по 31 октября 1999 г. (6 лет 11 месяцев 21 день); в должности педагога дополнительного образования в Доме детского творчества с 1 ноября 1999 г. по 18 ноября 2001 г. (2 года 18 дней); в должности педагога дополнительного образования в Доме детского творчества и в Доме детского творчества «Юлдаш» с 19 ноября 2001 г. по 7 октября 2005 г. и с 8 октября 2005 г. по 3 июня 2008 г. (6 лет 6 месяцев 15 дней). Суд также постановил обязать Государственное учреждение — Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Калининскому району г. Уфы Республики Башкортостан назначить досрочную трудовую пенсию по старости с момента обращения Н. к ответчику, то есть с 3 июня 2008 г.

Это интересно:  Затопили соседей сколько платить

В надзорной жалобе Государственное учреждение — Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Калининскому району г. Уфы Республики Башкортостан просит отменить состоявшиеся по делу судебные постановления со ссылкой на то, что судом при рассмотрении дела допущены существенные нарушения норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 23 июля 2009 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в порядке надзора и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 13 октября 2009 г. надзорная жалоба Государственного учреждения — Управления Пенсионного фонда Российской Федерации по Калининскому району г. Уфы Республики Башкортостан с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание Судебной коллегии не явились истец Н. и представитель Государственного учреждения — Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Калининском районе г. Уфы Республики Башкортостан, надлежащим образом извещенные о месте и времени рассмотрения дела, в связи с чем на основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу Государственного учреждения — Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Калининском районе г. Уфы Республики Башкортостан подлежащей удовлетворению частично.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судами были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права.

Судом первой инстанции установлено, что 3 июня 2008 г. Н. обратился к ответчику с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии по старости, как лицу, осуществлявшему педагогическую деятельность в соответствии с подпунктом 10 пункта 1 статьи 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (здесь и далее — в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений). Решением Государственного учреждения — Управления Пенсионного фонда Российской Федерации по Калининскому району г. Уфы Республики Башкортостан от 29 августа 2008 г. N 39 истцу было отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности по мотиву невозможности включения в стаж периодов нахождения в учебном отпуске, а также периодов работы в должности «руководитель кружка» в Доме пионеров, Доме творчества для детей и юношества, в должности «педагог дополнительного образования» в Доме творчества для детей и юношества и Доме детского творчества.

Принимая решение об удовлетворении заявленного иска в части включения Н. в стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости периодов его работы в должности «руководитель кружка» в Доме творчества для детей и юношества и Доме пионеров, суд исходил из того, что, несмотря на отсутствие должности «руководитель кружка» в Списке работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 28 Федерального Закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации N 781 от 29 октября 2002 г., а также в ранее действовавшем Списке, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. N 1067, в указанных Списках предусмотрена должность «педагог дополнительного образования».

Поскольку Приказом Министра образования Российской Федерации от 25 января 1993 г. N 21 должность руководителя кружка переименована в должность педагога дополнительного образования, а истец, работая руководителем кружка и педагогом дополнительного образования, имел аналогичные должностные обязанности, что, по мнению судебных инстанций, подтверждает тождественность осуществляемых Н. трудовых функций в спорные периоды, то имеются правовые основания для включения этих периодов в специальных стаж истца для назначения досрочной трудовой пенсии по старости.

С приведенной позицией согласился и суд кассационной инстанции.

Между тем, Судебная коллегия не может согласиться с указанными выводами судов первой и кассационной инстанций в связи со следующим.

В соответствии с подпунктом 10 пункта 1 статьи 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ трудовая пенсия по старости ранее достижения возраста, установленного статьей 7 этого Федерального закона, назначается лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781 утвержден Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей.

Однако, ни действующим в настоящее время Списком работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в соответствии со статьей 28 Федерального Закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781, равно как и ранее действовавшими Списком профессий и должностей работников образования, педагогическая деятельность которых в школах и других учреждениях для детей дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденным Постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 г. N 463, и Списком должностей, работа в которых засчитывается в выслугу дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. N 1067, не предусматривалось право лиц, осуществлявших педагогическую деятельность, на включение в специальный стаж для назначения пенсии периодов трудовой деятельности в должности «руководитель кружка».

Судебная коллегия также не может согласиться с выводом нижестоящих судебных инстанций о возможности установления тождества выполняемых истцом функций, условий и характера его деятельности в должности «руководитель кружка» и в должности «педагог дополнительного образования» по следующим основаниям.

Приказом Министра образования Российской Федерации от 25 января 1993 года N 21 должности руководителей кружков, секций, студий и других объединений обучающихся переименованы в должность педагога дополнительного образования, которая впервые была включена в Списки, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. N 1067, а позднее — в Списки, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781.

В соответствии с пунктом 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 г. N 516, право на установление тождества профессий, должностей и организаций, предусмотренных статьями 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», а также Списками работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости, тем же профессиям, должностям и организациям, имевшим ранее иные наименования, предоставлено Министерству труда и социального развития Российской Федерации по представлению федеральных органов исполнительной власти и по согласованию с Пенсионным фондом Российской Федерации.

Общероссийским классификатором профессий рабочих, должностей служащих и тарифных разрядов, утвержденным постановлением Госстандарта России от 26 декабря 1994 г. N 367, наряду с должностью «педагог дополнительного образования» сохранено и прежнее название должности «руководитель кружка (клуба по интересам, коллектива, любительского объединения, секции, студии, туристской группы)».

Изложенное свидетельствует о том, в данном случае имело место переименование в централизованном порядке профессий, должностей и организаций (структурных подразделений), содержащихся в ранее принятых нормативных правовых актах, а вопрос о тождественности выполняемых Н. функций тем должностям, которые дают право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, мог быть решен в судебном порядке только в случае неправильного наименования работодателем занимаемой истцом должности.

При таких обстоятельствах выводы суда о незаконности решения Государственного учреждения — Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Калининском районе г. Уфы Республики Башкортостан от 29 августа 2008 г. N 39 в части отказа включить в стаж работы Н. по специальности периоды его трудовой деятельности в должности «руководитель кружка» и назначить с учетом данных периодов трудовую пенсию по старости ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста нельзя признать соответствующими регулирующим спорные правоотношения нормам закона, правовых оснований для удовлетворения заявленного иска в указанной части у суда не имелось.

В целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судами первой и кассационной инстанций в применении норм материального права, которая повлекла вынесение неправосудного решения, Судебная коллегия признает решение Калининского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 21 ноября 2008 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 29 января 2009 г. в части удовлетворения требований Н. к Государственному учреждению — Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Калининском районе г. Уфы Республики Башкортостан о признании незаконным решения от 29 августа 2008 г. N 39 об отказе во включении в специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости периодов работы истца в должности «руководитель кружка», включении указанных периодов в специальный стаж для назначения пенсии и обязании назначить досрочную трудовую пенсию по старости с 3 июня 2008 г. подлежащими отмене.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, судом первой инстанции установлены, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления, принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, об отказе Н. в удовлетворении заявленных исковых требований в вышеуказанной части.

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

решение Калининского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 21 ноября 2008 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 29 января 2009 г. в части удовлетворения требований Н. к Государственному учреждению — Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Калининском районе г. Уфы Республики Башкортостан о признании незаконным решения Государственного учреждения — Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Калининском районе г. Уфы Республики Башкортостан от 29 августа 2008 г. N 39 об отказе во включении в специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости периодов работы Н. в должности «руководитель кружка» в Доме пионеров: с 26 октября 1981 г. по 1 июня 1982 г., с 1 сентября 1982 г. по 1 июня 1983 г., с 1 сентября 1983 г. по 1 июня 1984 г., с 1 октября 1984 г. по 1 июня 1985 г., с 1 сентября 1985 г. по 30 июня 1986 г., с 1 сентября 1987 г. по 17 апреля 1988 г., с 18 апреля 1988 г. по 2 июня 1991 г., с 7 июля 1991 г. по 1 октября 1991 г.; периода работы в должности «руководитель кружка» в Доме творчества для детей и юношества со 2 октября 1991 г. по 10 ноября 1992 г., включении указанных периодов в специальный стаж для назначения пенсии и обязании назначить Н. досрочную трудовую пенсию по старости с 3 июня 2008 г. — отменить. В указанной части принять по делу новое решение, которым в удовлетворении названных требований Н. отказать. В остальной части решение Калининского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 21 ноября 2008 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 29 января 2009 г. оставить без изменения.

Статья написана по материалам сайтов: www.garant.ru, fssprus.ru, www.zakonrf.info, www.trudovoikodeks.ru, www.ryazanprof.ru.

»


Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector