+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Прописка в хате на зоне

Совет 1: Как заходить в тюрьму

Элита камеры (обычно сам смотрящий, если он присутствует и не спит) озвучит вам основные запреты, связанные с поведением в камере. Внимательно выслушайте и постарайтесь следовать этим правилам: с принципом неотвратимости наказания за отступление от арестантских норм в тюрьме дело обстоит, к сожалению, гораздо строже, чем в государстве с законами. Однако не надейтесь, что вас посвятят во все тонкости «понятий»: определенный расчет всегда делается на то, чтобы подловить неискушенного новичка на их недостаточном знании.

Войти на сайт

Зек должен был снять штаны, обмотать ниткой мошонку, вскарабкаться на верхний ярус, закрепить конец нитки и сигануть вниз. Опытный арестант без боязни и стеснения проделывал эту хитрую процедуру: нитка обязательно должна была порваться. Новоприбывшему зеку могли приказать повторить «подвиг Гастелло» с третьего яруса.

Опытный зек прыгал вниз головой и падал на руки братвы. Новичок робко отнекивался и в конце концов оказывался избитым.

Тюремный закон запрещал травмы при прописке.

Правильная хата

В тюрьме между собой арестанты чаще говорят не «камера», а — хата.

Так что по-тюремному нормальная камера звучит так: правильная хата. И порядки в правильной хате в основном те же, что и у правильных людей на воле.

Пришел с дальняка, то есть из туалета — руки помой. Садишься за стол — сними лепень (пиджак). Когда кто-нибудь ест, нельзя пользоваться парашей.

Когда все музыку случают или передачу какую-нибудь — тоже.

Свистеть нельзя — срок насвистишь. Нельзя сор из избы выносить, то есть без особой нужды рассказывать другим камерам о том, что в вашей хате происходит.
Не должен ты никому и ничего.

Ничего у тебя нельзя отнимать — особенно это пайки «от хозяина» касается. И даже просить у тебя что-то считается непорядочным.

Еще один момент — уборка камеры.

В тюрьме такого порядка, как в армии, — салаги пол драят, а деды балдеют — нет. Убирать в камере должны все по очереди, абсолютно все. Заставить тебя в качестве наказания убирать камеру вне очереди тоже никто права не имеет.

Такое право есть у тюремщиков, а вы — братва, т.е.

братья друг другу.
Если все-таки попадешь в неправильную камеру, где тебе ничего не объяснят, и увидишь человека, который лежит под нарами или у параши, с которым никто не разговаривает, — не подходи к нему. Вообще, в первое время присматривайся к тому, что вокруг происходит. Присматривайся, помалкивай, делай то же, что и все.

И так же, как все. Пусть это даже тебе покажется ненормальным или смешным.

Что касается спорных вопросов, решать их надо мирным путем. Никаких драк, оскорблений среди братвы быть не должно — этого тоже правильные понятия требуют.

В крайнем случае для решения спорных вопросов есть выход на другие камеры. Спросите у них, что можно, а чего нельзя.

Прописка в хате на зоне

Возле заключенного как бы нечаянно роняют какую-нибудь вещь и наблюдают за его поведением. Если поднимет, значит склонен как бы поклонился хозяину вещи.Уважаемые зеки соблюдают правило «не я уронил, не мне и поднимать».

После таких проверок новичок получает «прописку», то есть его относят к определенному классу в тюремной иерархии. автор вопроса выбрал этот ответ лучшим в избранное ссылка отблагодарить Владимир09­ 854 [42K] Интересные прописки, я слыхал только про прыжки со шконки на шахматы.

А может, потому, что на зоне действуют свои законы жизни и выживания.

Прописка в тюрьме как начало новой жизни

Хотя по факту это больше похоже на допрос. На характерном для арестантов лексиконе эта процедура именуется «пройти прописку».

Это связано с тем, что никто не хочет делить кров, еду (а частенько и деньги – «общак») с темной лошадкой. Ведь вражеский лазутчик или человек с тайными намерениями может создать серьёзные проблемы в будущем. Последних определяют в касту «мужиков».

Это своего рода привилегированное положение.

С бычьей шеей, огромными мускулами, накачанным торсом и одной извилиной, которая, судя по всему, находилась не в башке, а чуть пониже спины.

В первый же вечер его попытались прописать. На вопросы качок отвечал туго, но в рамках приемлемого. Практически прописку «бычок» прошел.

Для ее завершения один из уголовников, по кличке Скула, несильно ударил спортсмена в грудь.

В ответ боксер нанес ему сокрушительный хук справа и ринулся в драку, нанося тяжкие телесные повреждения уркам, которые его прописывали.

Трое блатных в результате уехали на больничку.

Если же нет, и во время драки вы спасуете и дадите себя избить, то само желание защищаться будет засчитано вам в качестве огромного плюса, а потому хоть вы и не станете одним из самых уважаемых обитателей камеры, не скатитесь при этом на самое дно. А потому и условия вашего пребывания в СИЗО и зоне будут довольно терпимыми.

Существуют более отвратительные способы прописки, при которых новичку плюют в лицо или выливают на его одежду заранее запасенные мочу и жидкие фекалии.

Тюрьма и жизнь за решеткой

Содержание

Это страшное слово прописка

Пребывание за решеткой, даже самое кратковременное, — довольно тяжкий процесс. Законы зоны суровы, а порой и просто жестоки. Но это настоящие, «железобетонные» законы, или «понятия», как говорят по ту сторону шлюза. Знать и соблюдать тюремные законы необходимо, если человек хочет выжить за решеткой.
Проверка на вшивость
С другой стороны — что такое тюрьма? Скажем прямо — это место проверки человека на живучесть, а точнее на выживаемость в экстремальных условиях. Попав в заключение, человек обязан мобилизовать весь свой физический, интеллектуальный потенциал и вести бесконечную борьбу за выживание. Ведь из СИЗО существует только два выхода — в зону или в морг. В последний, как правило, попадают в результате разборок, самоубийства или несчастного случая. Существует еще третий вариант — подсудимого в зале суда признают невиновным и отпустят домой. Но вероятность столь счастливого финала настолько мала, что мы ее даже не будем рассматривать.

Короче говоря, без проблем топтать зону могут люди рисковые, смелые, с царем в голове. Многим это не по силам. Как говорится — кучеряво никому жить не запретишь. Только не все могут, кое у кого очко играет.

Практически всегда дальнейший статус и условия пребывания арестанта-новичка в уголовной среде зависят от его первых шагов, первых минут нахождения в камере. Всякий вошедший в камеру должен пройти прописку, которая по форме представляет из себя допрос с целью определить, что за человек в «хату» пришел. Ведь людям предстоит какое-то время провести вместе в одном замкнутом помещении, и они не хотят лишних проблем. Например, неделю-другую есть за одним столом с не объявившим свою масть «петухом» чревато неприятностями даже для самых крутых авторитетов. Поэтому так дотошно и расспрашивают новичка в камере.

К прописке, скорее всего, не будут принуждать людей старше сорока лет, явных больных и психов. Пожилому человеку, если за ним не водится «косяков», блатные сразу заявят, что он определяется в «мужики». То есть иногда будет работать на приборке «хаты» и платить в «общак». Заставлять его участвовать в воровских делах никто не будет. Правда, из «мужиков» можно и выбыть, причем с понижением. Если, например, воровать у своих («крысятничать»), слишком много разговаривать и надоедать блатным своими вопросами, а также попасться на связях с операми.

Есть еще одно железное правило — при прописке (да и вообще во время нахождения в камере СИЗО) всегда следует говорить правду. Если даже человек совершил изнасилование, следует заявить об этом прямо и рассказать обо всех обстоятельствах дела. Наверняка найдутся какие-либо смягчающие обстоятельства (исключая случаи изнасилования малолетних). В первом случае братва тщательно перетрет тему (обсудит положение) и сильно прессовать насильника не будет. Сегодня «взломщика лохматых сейфов» (насильника) никто не будет «опускать» и иметь в очко. В худшем случае ему предложат перебраться поближе к параше. Но если выяснится, что «кент» обманул сокамерников с делюгой (преступлением), ему этого никогда не простят.

Так что честно расскажите о себе. Если вы не знаете правил жизни в камере, так и скажите. На вопрос, будете ли соблюдать правила и понятия, лучше ответить «да». Мало кто знает, что по понятиям человек, не прошедший прописку и определенный в «парашники» или «черти», имеет право на вторую попытку грамотно прописаться.

Для этого надо выйти на середину «хаты», вылить на себя ведро воды, прокричать «прощай, параша!» и попытаться пройти прописку снова. На этот раз первоход уже имеет некоторый тюремный опыт и может более достойно ответить на каверзные вопросы сокамерников. «Петух», разумеется, такой возможности не имеет.

Еще один момент. Сегодня, когда рыночные отношения проникли и за стены тюрьмы, встречаются случаи, когда первоходы от прописки откупались, внося несколько тысяч долларов в «общак».

Прописка — важный тюремный ритуал. Ее правила складывались десятилетиями, и на человека, впервые попавшего в камеру, могут произвести устрашающее впечатление.

На первохода могут накричать, несколько раз ударить, будут всячески провоцировать. Но при этом никто не ставит цели нанести новичку серьезные телесные повреждения, скорее это делается в порядке профилактики. Спортсмены, впервые попадающие в камеру, часто воспринимают такие наезды всерьез и устраивают настоящую драку. А это уже серьезный «косяк», за который полагается серьезное наказание.

Лично я своими глазами наблюдал следующий случай. Как-то в нашу камеру определили одного качка-рэкетира. Это был здоровенный парень, профессионально занимавшийся боксом. С бычьей шеей, огромными мускулами, накачанным торсом и одной извилиной, которая, судя по всему, находилась не в башке, а чуть пониже спины. В первый же вечер его попытались прописать. На вопросы качок отвечал туго, но в рамках приемлемого. Практически прописку «бычок» прошел. Для ее завершения один из уголовников, по кличке Скула, несильно ударил спортсмена в грудь. В ответ боксер нанес ему сокрушительный хук справа и ринулся в драку, нанося тяжкие телесные повреждения уркам, которые его прописывали. Трое блатных в результате уехали на больничку. Боксера перевели в другую «хату», но через три недели его там ночью «отпетушили».

Это интересно:  Материнский капитал в Твери и Тверской области в 2019 году

«Вторая часть марлезонского балета»

К интеллигентам в зоне отношение в основном терпимое. Им в уголовном мире надо держаться просто, но с достоинством. У сокамерников, как правило, образование неполное среднее. Интересы их очень ограничены — наркота, чифир, порнуха, обмен мнениями об уголовных делах. Поэтому наладить общение можно. Спорить с сокамерниками бесполезно, конфликты с зеками хорошим не кончаются.

Впрочем, интеллигент интеллигенту рознь. Как-то появился у нас в «хате» один субтильный хлюпик, который явно не нюхал параши. Фраерка звали Леня Финкельштейн, и по жизни он являлся типичным барыгой. Имел какой-то бизнес, а в тюрьму попал за махинацию с налогами. Прописку он прошел довольно легко и был определен в «мужики». Но остаться в этой масти Лене было не суждено.

Некоторые исследователи утверждают, что все сто процентов населения планеты Земля страдают психическими расстройствами в той или иной степени. Иными словами, все мы психически неадекватны. Но Леня явно выделялся на этом фоне размахом своего заболевания. Он страдал музыкальной шизофренией в законченной стадии. Каждое утро начиналось с небольшой распевки. Сначала напевались блатные куплеты. Потом Леня плавно переходил к классике и исполнял различные арии. Затем шел резкий переход к белогвардейской тематике. После обеда, стирая в тазике у «тормозов» свои манатки, Леня выдавал все перлы из многосерийного телевизионного фильма про «Трех мушкетеров». Типа «Бургундия, Нормандия, Шампань или Прованс. », «Опять скрепит потертое седло. », «Есть в графском парке черный пруд, там лилии цветут. ». А объявляя название песни, обязательно добавлял: «Вторая часть марлезонского балета!»

Блатные были в ярости от такого народного творчества, но поделать ничего не могли. Скажут певцу «заткнись», тот помолчит пару минут и снова начинает: «Кардинал ел бульон с госпожой Эгильон. » или «Констанция, Констанция. ». При этом Леня формально никаких тюремных законов не нарушал и наказать его было нельзя. Лафа закончилась, когда Леня, забираясь на свой шконарь, загорланил стремную по тюремным меркам песню:

Как входить в хату на зоне первый день?

Не стоит зарекаться от тюрьмы, любой может оказаться там на несколько часов, дней или месяцев, пускай, и за мелкое нарушение. Попадание в тюрьму — всегда стресс для неискушённого человека, ведь культура и обычаи арестантов отличаются от привычных. Но за первым стрессом следует и второй: как входить в хату на зоне, чтобы не испортить впечатление о себе в первый же день? Зона — место, где оплошностей не прощают, и пребывание там может усугубиться неверно произнесённым словом или неправильным действием. Поэтому новичку не помешают некоторые знания о том, как входить в хату на зоне. Первый день на зоне, тюремная прописка — что первое звено всех последующих событий. Чего не стоит делать и говорить, чтобы отношения с арестантами сложились благополучно?

Поведение осужденного формируется уже начиная с той минуты, когда посредством адвоката ему становится ясно, какой срок намечается провести до суда в камере. Чем меньше людей ему повстречается — «малолеток», «матёрых криминалов» — тем легче. Изоляция же подразумевает абсолютное одиночество, о чём иногда удаётся договориться со следователями.

Вход и приветствие

Перед тем как войти в хату на зоне, стоит иметь в виду, что о вас уже почти всё знают или очень быстро проверят, и выставлять напоказ красноречие, как и прибавлять к правде что-либо неуместно. Качества первой необходимости, которые потребуются — это навыки общения, вежливость, чувство собственного достоинства.Прежде всего, необходимо элементарное воспитание: при входе с людьми здороваются. Но если среди сокамерников окажутся «опущенные», сблизившийся с ними на словах человек пополнит их число. То есть «привет всем» не подойдёт. Рекомендуются оптимальные варианты приветствия: «приветствую людей», «здорово, братва». Обращаться к арестантам «мужики» — не лучшее, это слово подчеркнёт границу между презренной кастой и почётным званием, подстегнёт проверить статус «мужика» вошедшего. За руку с первоходом не здороваются, пока не подтвердится его «чистота».

Статья, знакомство, кличка

Брошенное к ногам полотенце, детектор чувства собственного достоинства — ещё не завершение знакомства, после этого актуален всё тот же вопрос: как правильно войти в хату на зоне, не привлекая к себе нездорового внимания? «За что осуждён?», «За что попал?» — на эти вопросы прибывшему стоит ответить номером статьи, не скрывая действительного положения дел, несмотря на невиновность. На вопрос: «Ты кто?» предполагаются ответы — «бродяга» — авторитет, оказавшийся за решеткой не впервые, «мужик» — человек, не имеющий «оплошностей» на воле, или — «опущенный человек».Не стоит направляться к кажущимся свободными нарам. Для первоходцев чаще всего остаются спальные места, расположенные по углам. Прибывшего могут пригласить к столу (общаку) попить чаю, и вновь попросят детальнее рассказать, за что осуждён и кем является. Если не было опыта заключения, лучше так и сказать — бывалые в любом случае вычислят вашу настоящую суть. Не зная правил жизни в камере, стоит сказать об этом, как есть, а относительно их соблюдения выразить согласие. Лучше умолчать о финансовом положении или создать впечатление человека среднего достатка.

Кличка — необходимость, которую можно выбрать на собственное усмотрение, или же её присвоит общество согласно особенностей или поведения заключённого. Новичок может принять или отказаться от оскорбительного прозвища, отвечая «не канает» или наоборот: «канает».

Обычно смотрящий озвучивает неписанные правила, невыполнение которых наказывается особо строго. «Попасться» на деле и на слове, тем более новичку, очень просто. Если необходимо противостоять коллективному неодобрению, выпутаться из неосознанной оплошности, если обычные методы не срабатывают, то заключённые вынуждены практиковать «нестандартный подход», чтобы выжить, и для улучшения сложившейся ситуации.

«Нетрадиционный» подход

1. Объявить голодовку с привлечением адвоката и с подписанием заявления об этом вышестоящим руководством, начиная от надзирающего прокурора или выше.

2. Заявить о якобы труднодиагностируемой болезни, как ишемическое заболевание сердца, или подобное, что даст возможность перейти под наблюдение к врачу, а в некоторых случаях даст шанс освобождения. Но состязаться опытом с бывалыми людьми, симулируя незнакомые болезни, не стоит: разоблачение может обойтись дороже.

3. Существует также способ, когда заключённый неофициально сообщает следователю о своих подозрениях: о том, что его сокамерник проявил намерение покуситься на его честь, и что в попытке обороны он может нанести телесный вред оскробителю. Часто бывает принято решение поместить новоприбывшего в одиночную камеру.4. Предпочтительнее отбывать срок в малочисленной камере, где соседями окажутся нарушители, чьи статьи не имеют отношения к особо тяжким — расхитители, аварийщики. И тогда хлопоты о том, как в хату входят, прописка на зоне, и тому подобное, с большей вероятностью останутся невостребованными. Но чтобы повлиять на решение о малонаселённой камере, как минимум, важно сохранять уважение к опер-уполномоченному и следователю.

5. В некоторых случаях удавалось откупиться за большие суммы от пребывания в общей камере.

6. «Прописки» могут избежать пожилые люди, болеющие, которые при входе заявляют, что обязуются платить «в общак» и работать, сколько полагается.

Что такое «прописка»?

Если камеры с уголовниками избежать не удалось, предстоит «прописка» и проживание на общепринятых условиях.

Изначально никто не настроен причинить вред новичку, но никому не безразлично, с каким человеком приходится отбывать срок, общаться и взаимодействовать длительное время. Поэтому формально прописка — это испытания в виде заковыристых вопросов, как быстрый способ узнать сокамерника, понять, какого отношения он к себе заслуживает.


«Прописка» стала своеобразным ритуалом провокационного характера, принимающим различные оттенки. Поэтому новичку без опыта поможет знание о том, как входить в хату на зоне. Первый день на зоне вскрывает суть человека и бесповоротно ставит на нём клеймо, хотя цель прописки — проверка, а не причинение зла. Отвечать нужно исключительно правдиво, никакую ложь при её обнаружении не простят.

Зачастую нужно сделать выбор из двух заведомо проигрышных вариантов, но ответ, избегающий конкретных значений, может оказаться вполне устраивающим. Рекомендации о том, как грамотно войти в хату на зоне, сводятся к приниципу твёрдости и однозначности в ответах, при которых, однако, допустим философский подход.

Провокационные вопросы новоприбывшему

1. Просят выбрать одно из полей домино: пятёрку или шестёрку. На территории заключённых пятёрка сообразуется с опущенным человеком, а шестёрка — с клеветником. Но если ответить, что выбрал «чёрточку» между полями, конкретность ответа от этого не пострадает. Символичные с этими понятиями вещи иногда становятся роковыми, как «случайная» безысходность в виде единственного пронумерованного шестёркой места или предмета пользования, что для новичка может аукнуться потенциальной неприятностью.

2. Провокационные вопросы с подтекстом, требующие немедленных ответов без раздумий, могут выглядеть, так: «Если справа море, а слева — лес, что выберешь, спускаясь на парашюте?». При любом выборе ждёт проигрыш, но выход — в дополненном варианте: «В каждом лесу есть полянка, а в море — островок», и тому подобное.

3. Вопросы, подразумевающие категоричные ответы: «Что будешь делать, если в безвыходной ситуации нужно будет мать продать или себя подставить?». Ответ: «Мать не продаётся, и своя (если она упомянута) часть тела не подставляется».

Если «прописку» не прошёл

Для непрошедших прописку есть шанс повторить её снова, в отличие от «опущенных», сопровождая намерение соответствующим ритуалом и словами, обычно, выливая на себя ведро воды. Если прописка так и не была пройдена, новичку принудительно предлагают присоединиться к «пятёркам» или «шестёркам». Такого положения вещей возможно избежать, извинившись, предложив в качестве альтернативы оплату или отработку.

Каких уголовников не любят в тюрьме

Перед тем как входить в хату на зоне, следует подготовиться к тому, что в тюрьме не любят насильников, растлителей малолетних, гомосексуалистов.

Если станет известно, что заключённый предал друзей, из-за чего те попали в тюрьму, этого ему не забудут, определив соответствующее отношение.

Совравшего могут проверить, и если ложь всплывёт, выяснится, что заключённый умалчивал о своей принадлежности к «опущенным», восседая с сокамерниками и авторитетами за одним столом, этого не прощают.

Чего стоит избегать

  1. Без знания установленных правил не стоит безоглядно и буквально понимать любые предложения, например, сыграть в карты «просто так»: может выясниться истинное локальное значение этого выражения, и затем — новоиспечённого долга.
  2. Существуют и специфические фразы, и о них лучше знать до того, как входить в хату на зоне, например, вместо «можно ли спросить» лучше сказать «можно ли поинтересоваться», «спросить» — среди арестантов носит оттенок спроса и ответственности.
  3. Рекомендуется избегать матерных слов, накаляющих и без того психологически тяжёлую атмосферу, они также могут трактоваться неоднозначно, и за всё потребуется ответить. Посыл «на. » считается тяжелейшим оскорблением, обуславливающим рукоприкладство. Личное оскорбление находится под запретом, а рукоприкладство в тюрьме может стоить жизни.
  4. Не рекомендуется афишировать мускулатуру и боевые навыки — всё это ничтожно против арестантского сообщества.
  5. Нельзя выказывать пренебрежительное отношение к общим условиям проживания — плевать на пол, допускать беспорядок, портить воздух и прочее, за что могут избить.
  6. Нельзя прикасаться к чужим вещам, за это может быть спрошено.
  7. До того как входить в хату на зоне, и после этого, не обойтись без элементарных понятий о чистоте. Нельзя пренебрегать личной гигиеной, от качества которой зависит жизнь других арестантов. Вши — бич подобных учреждений, и того, кто отличится в этом отношении, сторонятся и буквально называют «чёртом».
  8. Частое общение с администрацией может создавать впечатление о «донесении информации», этим не стоит злоупотреблять.
  9. Высказывание о понятиях, далёких от реального понимания, также может создавать проблемы, с чем нужно быть поаккуратнее.
  10. Неизменным правилом для тех, кто желает избежать неприятностей, остаётся быть сдержанным.
Это интересно:  Преподавателя поймали на взятке

Как провести время с пользой

До того как входить в хату на зоне, следует подумать о своём времяпровождении там, и, возможно, использовать его себе на пользу — для саморазвития или чего-нибудь ещё. В тюрьмах много курят, питание также не лучшего качества, но остаётся возможность ежедневных прогулок, или же работы, а также самостоятельных физических тренировок. Рекомендуется принимать активное участие в мероприятиях, ходить на прогулки, в баню, заботиться по мере возможности об организме, не отвергать возможность дополнительного дистанционного образования, что поощряется в тюрьмах. Если тюрьма оснащена библиотекой и оборудована трудовыми местами — это благоприятно воздействует на психику и ускоряет течение времени.

«Прописка» в тюрьме: как это происходит

«Прописка» в тюрьмах и зонах

Прибытие нового постояльца воспринимается камерой, как настоящее событие. Оно вносит интерес в скучную однообразную жизнь, и иногда меняет расклад среди самих заключённых. Сложно жить под одной крышей с человеком, которого не знаешь. Для этого проводится специальная проверка. От её результатов зависит дальнейшая судьба прибывшего и его благополучие.

Традиции «прописки» имеют давнее происхождение. Историки отмечают, что впервые это явление появилось в бурный XVIII век, когда жизнь России быстро менялась. Государство росло и укреплялось, поэтому увеличилось количество граждан, промышлявших разбоем, грабежом и убийствами. Система негласных воровских законов развивалась и приобрела современные черты к концу XIX века.

Процедура «прописки»

Процесс «прописки» со стороны напоминает дружескую беседу. Новичку задают ряд вопросов, на которые ожидают правильные ответы. Многие из них имеют двойное и тройное дно, поэтому стоит быть предельно внимательным и осторожным. Некоторые ответы можно узнать заранее, но важной составляющей для успешного прохождения проверки является также интуиция.

Инициацию редко проходят взрослые люди. Она больше характерна для несовершеннолетних. В результате проверки новичок получает собственный статус. Процесс состоит из ряда хитрых вопросов и с подвохом и загадок. Их задают с целью понять знания новичка и его ориентацию в преступной среде.

Что ждёт в камере?

В каждом исправительном заведении или изоляторе существуют собственные правила «прописки». Иногда её проводят в день поступления, но часто спустя некоторое время. Вопросы задаются быстро. На ответы отводится мало времени. Приходится соображать мгновенно. За неверный ответ следует наказание, например, удар ложкой по лбу. Если неправильных ответов будет много, то к концу экзекуции новичок приобретёт вид недовольного быка с рогами.

Некоторые неправильные ответы или поведение могут привести к серьёзным последствиям, вплоть до группового изнасилования. В результате новичок превращается сразу в «опущенного» и не имеет дальнейших перспектив для роста.

Время допроса новичка проходит весело для находящихся в камере. Подобное развлечение бывает не часто, поэтому вопросы льются, как из ведра. На ответы даётся 45 минут. Это «пацанское» время. Кто не успевает, теряет этот важный статус. Новичка могут и просто обмануть, предлагая пройти определённый ритуал, связанный с болевыми ощущениями.

Путь к воровской элите

Жизнь осуждённых и преступников на воле имеет строгую иерархию, законы и отличается некоторым консерватизмом. Сегодня лидирующие позиции занимают «воры в законе». Они настоящие акулы преступного сообщества. Большинство из них в своё время проходили процедуру прописки и сделали это успешно.

Известный в преступной среде вор Паша Цируль впервые попал в изолятор после совершения мелкой кражи. Там он достойно прошёл прописку и быстро стал подниматься по криминальной лестнице.

Прописка в хате на зоне

Хабаров Александр

Прописка в нынешнем ее понимании издевательская проверка новичка, который впервые попал в места лишения свободы. Она вошла в моду в 30е годы и была далека от истязаний.

Классическая тюремная прописка своеобразный экзамен для новобранца. Она знает множество примеров и хитрых уловок, которым подвергался испытуемый. Скажем, тюремная этика не позволяла зекам допытываться у новичка, кто он, когда и за что попал в камеру. Не поощрялось и любопытство по поводу числа ходок. Но для проверки его лагерного опыта братва затевала развлечение. Как правило, прописка начинается с вопросов. Едва зекновичок переступал порог, оказываясь один на один с абсолютно чужим миром, как к нему подходил какойто шустрый малый и участливо спрашивал:

Мать продашь или в задницу дашь?

Столь странное знакомство имеет множество разновидностей: «Тебе привет от Прасковьи Федоровны передали?», «Что будешь кушать мыло со стола или хлеб с параши?» От того, какой будет ответ, зависела и судьба зека. Правильный ответ отрицает любой выбор или же показывает ознакомленность с подобными традициями: «Мать не продается, жопа не дается». «Ссу стоя, сру сидя» («Прасковья Федоровна» на воровском жаргоне тюремная параша), «Стол не мыльница, параша не хлебница». Таких характерных вопросов масса.

Но это только словесный экзамен. Гораздо хуже для новичка, если с ним начинают производить подозрительные манипуляции. Например, ему подавали нитку: «Перевяжи яйца и прыгни с верхних нар». Зек должен был снять штаны, обмотать ниткой мошонку, вскарабкаться на верхний ярус, закрепить конец нитки и сигануть вниз. Опытный арестант без боязни и стеснения проделывал эту хитрую процедуру: нитка обязательно должна была порваться. Новоприбывшему зеку могли приказать повторить «подвиг Гастелло» с третьего яруса. Опытный зек прыгал вниз головой и падал на руки братвы. Новичок робко отнекивался и в конце концов оказывался избитым.

Тюремный закон запрещал травмы при прописке. Но это было до недавнего времени. Неписаные блатные традиции еще сохранились в «черных» (воровских) зонах. Однако в «красных» зонах и камерах, где власть держат фраера (бандиты, убийцы, вымогатели и др.), прописка уже давно стала не столько экзаменом, сколько развлечением. Издевательство над зеком встречается там. где нет жестких тюремных обычаев.

Игра, в которой новичку предлагают выдергивать одну из трех спичек, зажатых в ладони. Если он вытянул самую короткую, то он с завязанными глазами должен угадывать, кто наносит ему удары. В большинстве случаев «спичечный шулер» изначально обрекает игрока на поражение. Все спички оказываются короткими.

Вот один из фрагментов игры в следственном изоляторе.

К новоприбывшему зеку, с опаской взирающему на всех и вся, подходят

Не грусти, земеля. Давай сыграем.

Я не хочу играть.

И я не хочу, и он не хочет. Но надо. Тебя нужно прописать.

И начинается сцена традиционного игрового истязания. Угадать ударившего зека невозможно, так как опытные зеки имеют договор между собой. Новичка колотят с каждым разом все сильней. В правильных хатах эта игра не популярна, так как почти обязательно подразумевает жестокость. В беспредельной камере другое дело. По тюремным правилам в «три товарища» сражаются до первой крови, но в пылу азарта очень легко перейти дозволенную черту. Под конец игры новичка могут ударить по гениталиям или в глаза. Все зависит от настроя «экзаменаторов». Случалось, что после такой прописки начинающий зек поступал в санчасть.

Камерная игра, распространенная среди несовершеннолетних. Новичку предлагают закутать голову в пиджак и через рукав угадывать различные предметы. Зек послушно набрасывает пиджак, один из «окулистов» услужливо поддерживает рукав, чтобы испытуемый мог наблюдать через узкое отверстие за предметами, которые поочередно подносятся к рукаву. Из пиджака доносится глухое: «коробка спичек», «карандаш», «дуля» и так далее. В один из моментов, когда новичок немного расслабляется и действительно принимает все происходящее за игру, кто-то наливает в рукав воду. Случается, что перед рукавом снимают штаны и показывают «пациенту» половой член. Тот правильно называет этот предмет и тут же получает в глаз теплую противную струю.

Разновидностью этой игры может быть и такая ситуация, которую называют «Пропади, копейка». Трое зеков, среди которых и новичок, растягивают за края пиджак. В середину пиджака бросают монету, и ведущий, играющий роль фокусника, обещает незаметно похитить монету. Кто первый заметит пропажу монеты, тот и выиграл. «Фокусник» начинает громко бубнить: «Пропади, копейка. Пропади, копейка. » Новичок во все глаза наблюдает за копейкой, а в это время кто-то из игроков, поддерживая пиджак лишь одной рукой, расстегивает штаны и мочится на новичка. Тот замечает подвох, когда штаны полностью намокли. Он отбрасывает пиджак, но облегченный зек уже успел застегнуть штаны. Камера давится со смеху, а мокрый зек поспешно и с отвращением сдирает с себя штаны.

Чтобы избежать этапа или работы, зэкам часто приходится симулировать болезнь. Для этого существуют специальные рецепты, которые уголовная братия разработала и опробовала еще во времена каторги. Этими хитростями стали пользоваться и в зонах ГУЛАГа. Законники симулировали заболевание, чтобы попасть в больницу, где, по воровской традиции, назначался сходняк. В зависимости от масштабов сходки, медучреждения могли быть разные. Поэтому была разной и тяжесть «недуга».

По старым воровским законам, короновать зэка позволялось лишь во время пересылки или в тюремной больнице. Кандидату на почетный титул приходилось что-то с собой делать, чтобы вызвать озабоченность врачей. Случалось, претендент в погоне за титулом даже причинял себе увечья и попадал в больницу на вручение венца.

Симуляцию болезни или намеренное членовредительство зэки называют мостырками (или мастырками). Их перечень настолько объемен, что потянул бы на хороший сборник лагерных рецептов. В 1987 году исследователь советского лагерного быта Жак Росси издал в Лондоне «Справочник по ГУЛАГу». Автор не обошел вниманием и мостырки. Наиболее популярные выглядят так.

В женских лагерях самым простым и приятным средством избежать работы считалась беременность. Осужденные женщины провоцировали мужской персо-нал лагеря на близость и старались скрыть интересное положение до момента, когда проводить аборт никто не рисковал. Беременная зэчка освобождалась от трудовых будней на несколько месяцев.

К чуть ли не повседневным рецептам относилось обильное потребление воды, которое могло закончиться водянкой. Чтобы вызвать жажду, зэки ели соль целыми кусками. Учащенное сердцебиение вызывалось водным настоем табака, который пили три раза в день.

Чтобы сымитировать тяжелую гнойную рану, зэк разрезал кожу и вводил в надрез нитку, которой чистил зубы. Инфекция делала свое дело, и спустя два-три дня рана пугала самого симулянта.

Это интересно:  Как вернуть налоговый вычет по подоходному налогу

Болезненным, но эффективным, считалось прижигание полового члена.

Морщась от боли, зэк обрабатывал детородный орган горящей сигаретой. Ранки смахивали на сифилисные язвы, и мостырщик отправлялся в венеричес-кое отделение. Симуляция гонореи переносилась не менее болезненно: в мочеиспускательный канал с помощью шприца вводили жидкое мыло, вызывающее раздражение слизистой и подозрительные выделения. Если кипяток лить на ногу или руку не прямиком, а через тряпку, обваренная кожа напоминает своей припухлостью и равномерной краснотой гангрену.

Острое кишечное отравление или дизентерию имитировали тем, что съедали несколько кусков обычного мыла. Кто не мог проглотить мыло, пил мыльный раствор. Через несколько часов появлялись рези в животе и сильный понос.

Желающие получить высокую температуру вводили под кожу керосин. Кроме температуры, появлялись фурункулы, которые также можно было использовать при выборе «диагноза».

В сустав руки или ноги загонялись иглы. Сустав распухал, синел и подпадал под признаки перелома конечности. Высококлассная мостырка определялась лишь рентгеном.

Доходило и до намеренного членовредительства. Во время сильных моро-зов из окна выставлялись пальцы рук (реже ног). Отморожение часто заканчивалось ампутацией пальцев или даже кисти. Глотались зубные щетки, гвозди, ложки. Бывало, зэки собственноручно отсекали пальцы, мостыря производственное увечье.

Чтобы избежать этапа, зэки применяли мостырку, даже не пытаясь имити-ровать заболевание. Скажем, прибивали гвоздем к деревянному полу или табурету мошонку, повреждая только кожу. Несколько дней уходило на то, чтобы «отсоединить» зэка. Прошедшие мостырку отмечают ее относительную безболезненность. Случалось, что мостырщик зашивал нитками рот. Оттянуть этап можно и с помощью химического карандаша. Достаточно растереть грифель и засыпать им глаза, чтобы вызвать временную слепоту. Еще зэки симулируют недуг, чтобы не попасть в карцер. Каждое постановление на посадку в карцер должна подписать санчасть. Мастерски исполненная мостырка обеспечивает перевод на более легкую работу во время очередного медосмотра на соответствие трудовой категории. Их три: ТФТ (тяжелый физический труд), СФТ (средний), ЛФТ (легкий). О популярности и коварстве лагерных мостырок вспоминал и Солженицын в «Архипелаге «ГУЛАГ»:

«Другое дело — мостырка, покалечиться так, чтоб и живу остаться, и инвалидом. Как говорится, минута терпения — год кантовки. Ногу сломать да потом чтоб срослась неверно. Воду соленую пить — опухнуть. Или чай курить это против сердца. А табачный настой пить — против легких хорошо. Только с мерою надо делать, чтоб не перемостырить да через инвалидность в могилку не скакнуть. А кто меру знает. «

«ШАРЫ» И «УЗДЕЧКИ» или «ремонт болтов»

С тюремной камеры начинается приобщение новоявленного зека к садомазохистской «хирургии», специализирующейся на вживлении в детородный орган так называемых «шаров». «Шары», по убеждению любого зека, способствуют наиболее полному удовлетворению женщины во время физической близости. Самому «шароносителю» они, вероятно, доставляют лишь моральное удовлетворение.

Делаются «шары» из оргстекла (зубная щетка); обломок затачивается до размеров от 3 до 20 мм в диаметре, полируется тщательнейшим образом. Для операции нужен хорошо заточенный гвоздь-сотка или «весло». Дезинфицируется «инструмент» кипятком (как и сам «шар»). Пациент кладет член на гладкую поверхность (скамья, например) и оттягивает вправо или влево крайнюю плоть. По оттянутому месту «хирург» бьет «инструментом»; в кровоточащее отверстие вставляется «шар». И перебинтовывается в меру чистым носовым платком. Хорошо, если удается выпросить у заглянувшего в камеру медика (лепилы) таблетку стрептоцида: «послеоперационный» период часто протекает в форме сепсиса (заражения крови); орган утолщается до размеров ноги. Иногда и во время самой «операции» «хирург» промахивается (что-нибудь под руку сказали) и попадает гвоздем точно в вену. Это «фильм ужасов».

Спутники носились недолго и вырезались лагерными врачами после первого же медосмотра: этого требовала ведомственная инструкция. Зэки это хорошо знали и пытались дотянуть до свидания со своей подругой. Врачи же — в целях воспитания «гуманного, не озлобляющего и разумного» — старались вырезать спутник не сразу при поступлении зэка в лагерь, а только за час перед свиданием, когда приехала к нему жена и он пришел на обязательный перед свиданием врачебный осмотр.

В нынешних зонах «ремонт болтов» встречается значительно реже. Если же он проводится, то не средневековыми — методами, а с помощью хирургического скальпеля и дезинфицирующих средств.

Ставят также и «уздечки»: пробивается дырочка внизу; сквозь нее протягивается леска; дырочка не зарастает: теперь на нее можно подвесить все, что угодно, вплоть до золотой серьги.

В зоне эти операции почти безопасны, потому что гораздо легче достать медикаменты и перевязку. Но в зоне практикуют еще и «уникальную» операцию по закачиванию под кожу полового члена вазелиновой смеси, увеличивая толщину органа до неимоверных размеров. Делается и «розочка» методом рассечения крайней плоти на четыре части.

Есть зеки, носящие в штанах буквально «кукурузный початок»: двадцать, тридцать, сорок шаров кто больше.

А еще, говорят, вживляют в член свежеотрезанные крысиные уши. по бокам.

ДЕЛА ПРИКОЛЬНЫЕ. СПОРЫ

«Приколы», «романы» (с ударением на «о») занимают, как и азартные игры, значительное место в жизни зека. Есть истинные мастера приколов, умеющие заворожить массу слушателей увлекательнейшим рассказом из собственной жизни, переложением кинофильма или попурри из того и другого. Не надо путать мастера прикола с «гонщиком», «гонщик» даже из правдивого рассказа делает бесстыдное вранье; слушателей же обмануть невозможно: «Все, Васятка, подвязывай «базар», не гони гусей. Пусть лучше Бирюк приколет чтонибудь. «

В одной из камер СИЗО города С. дожидался этапа на зону Дядя Семен (кличка), бывалый зек с шестнадцатилетним стажем строгого режима. Однажды его внимание привлекла проскользнувшая в поисках пищи мышь, и Дядя Семен, откашлявшись, проникновенным голосом поведал сокамерникам историю о том, как семь лет тому назад он ждал этапа в Ростовской тюрьме, и прикормил в камере крысу, и дал имя Машка, и крыса эта выходила из щели под стеной на его голос. «Скажу, бывало, негромко так: «Машка! Машка!» Смотрю нарисовалась, родная. Положу сухарик подбежит, понюхает и носик в сторону. Обижается, падла. Я тогда ей сырку голландского шматок мать дачку подогнала три дня тому. Машка к сыру, подбегает и передними лапками, одна о другую, потирает: рада, сучара, донельзя. Кентовались мы с ней месяц не разлей вода! А тут этап: с вещами! на выход! Я сидор собрал, Машку зову: «Машунь! Машунь!» Гляжу: выходит. «Прощай, Машка!» говорю. А она на задние лапки встала, смотрит грустно. А из правого шнифта (глаза) по щеке слезинка, махонькая такая. «

Тут Дядя Семен замолчал. Возникла общая пауза, после чего чей-то робкий голос произнес: «А что? У меня был кот. » последовала еще одна, не менее увлекательная история.

Такие Дяди Семены ценимы в зоне, их охотно приглашают чифирнуть это солидные люди, не допускающие никакой клоунады даже в самом развеселом приколе.

«Интеллигентные люди» ценятся как рассказчики лишь в том случае, если они входят «своими» в общий зековский круг. Лишь по прошествии некоторого времени к их знаниям начинают относиться, что называется, по заслугам, обращаются с просьбами юридического характера, разрешают с их помощью сложные вопросы и споры «культурного свойства». Ни должность, ни ученое звание не могут, как на свободе, заставить себя уважать. В зоне нет ни докторов наук, ни директоров, ни офицеров, ни десантников, ни каратистов. Есть все те же блатные, «мужики», «козлы» и «петухи». Это следует запомнить.

Спорить («мазать») на что-нибудь за что угодно вещь опасная. Выпускник института культуры, (отмотавший, правда, уже два срока за квартирные кражи) не обходил ни одной литературной темы. Его подловил бывалый «мужик» Н. Разговор шел ни о чем, пустопорожний. На устах «культурного» мелькнуло: «. А Лев Толстой в «Войне и мире» написал. » На что Н. заметил: «Войну и мир» Чехов написал». Заспорили. «Культурный» сбегал в библиотеку, принес книгу: «Видал?» «Ну, — ответил Н. — А ты видал?» «Что?» «Ну, как Лев Толстой «Войну и мир» писал? Ты что, очевидец?»

«Смотрящий» отряда на разборке этого дела (100 рублей) признал правым Н., дабы проучить всем надоевшего спорщика.

Приколы, споры, азартные игры сводятся опять к тому же необходимости жесткого контроля за своим поведением и особенно словами. Ведь досуг зека, если исключить карты, и состоит в основном из долгих ночных разговоров после круговой кружки чифира. Кто вспоминает, что было, кто предполагает, что будет.

К жанру прикола относятся также и всевозможные розыгрыши и камерные феерии.

Как известно, в «Крестах» камеры небольшие по площади. От двери до решки 3,54 м. Зеки одной из камер склеили из газет длинную трубу, один конец вывели, отогнув жалюзи, за решку, в ночное звездное небо, другой конец приставили к «глазку». Потом постучали в дверь:

«Командир! Подойди, командир!»

«Командир» подошел нехотя и первым делом, согласно Уставу, заглянул в»глазок». Увидев вместо освещенной камеры с зеками созвездия Северного полушария, «командир» бросился бежать за подмогой. Пока суд да дело, труба была спущена в унитаз без остатка. Ошалевшего «командира» послали на обследование к психиатру.

В тех же «Крестах» малолетки в одной из камер исхитрились замазать хлебным мякишем все щели и отверстия, напустили в камеру воды и устроили небольшой и довольно глубокий бассейн.

В камерах общего режима новичкам предлагают написать заявление типа:

«Прошу отвести меня на вещевой рынок вверенного вам учреждения для продажи и обмена ненужных вещей», «Прошу внести меня в список автобусной экскурсии по городу Ленинграду (1984 г.)», «Прошу выдать топор для обработки под швабру деревянного бруска». Пупкари знают о розыгрышах, и это их тоже развлекает. Другие приколы гораздо более жестоки: для них выбирается в качестве жертвы какойнибудь безответный сокамерник. Во время сна к члену жертвы (это может быть и палец в мягком варианте) привязывается шнурок, на другом конце которого грязный ботинок. Ботинок ставится на шконку перед закрытыми глазами бедняги. Проснувшись, тот отбрасывает ботинок в сторону и т.д. и т.п. В другой камере соорудили чучело, положили его на шконку, так, чтобы изпод одеяла торчали сапоги. При пересчете оказалось, что зеков на этаже на одного больше. При повторном пересчете на одного меньше. Шум, гам, ментовская разборка. В общем, как в тюрьме, так и в зоне достаточно возможностей и объектов для юмора и сатиры, для фарса и гротеска; но как ни называй, жанр один «прикольный».

Статья написана по материалам сайтов: yuridicheskayakonsulitatsiya.ru, www.tyurma.com, fb.ru, the-criminal.ru, subscribe.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector